предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кареты новостей

Кареты новостей
Кареты новостей

"В настоящее время наиболее медленным средством сообщения нашем отечестве должна быть признана почта, которой, наоборот, следовало бы отличаться своей быстротой; с улучшением дорог частные перевозчики стали ездить значительно скорее, почта же движется с прежней медлительностью. Кроме того, она не представляет никакой гарантии правильной доставки писем, ввиду частых случаев ограбления. Пересылка корреспонденции поручается обыкновенно людям неблагонадежным, неэнергичным, на старых наемных лошадях; не будучи в состоянии при таких условиях избегать нападений грабителей, они в большинстве случаев входят с последними в стычку..."

Так писал об английской почте в конце XVIII столетия театральный директор из города Бата Джон Пальмер всесильному английскому премьер-министру Вильяму Питу-младшему.

После спора итальянских и фламандских купцов почта перешла в руки англичан. Все так же заливисто трубя в рога, скакали курьеры с кожаными сумками, полными писем. Но время, менявшее облик человеческих отношений, потребовало перемен и в организации почтовой службы.

Одну из них принесла английской почте реформа, предложенная Ральфом Алланом, почтмейстером города Бата. Проект "большой почты" был обращен против ужасающего бездорожья того времени. Он был одновременно прост и смел: сделать проезжими все второстепенные дороги и организовать на них почтовую связь.

Инициатива чиновника вознаграждена. По одобрении проекта парламентом он получил на откуп за 6 тысяч фунтов стерлингов в год все почтовые учреждения страны. Сделка оказалась обоюдовыгодной. Англия покрылась сетью почтовых дорог, а предприимчивый почтмейстер получал ежегодно 12 тысяч фунтов стерлингов чистого дохода.

Следующий шаг в упорядочении английской почты сделал Джон Пальмер. Поначалу пивовар, затем директор театров в Бате и Бристоле, Пальмер, путешествуя по Англии, подметил недостаточную надежность почты. Большинство купцов, минуя услуги почты, отправляли корреспонденцию с кондукторами омнибусов. Так было дороже, но вернее. Этот мелкий факт привел бывшего пивовара к серьезным выводам. Зачем давать незаконные заработки кондукторам омнибусов? Пусть клиенты почты законно обогащают государство!

Пальмер пишет об этом премьер-министру Англии, и тот делает его генерал-контролером почт. Бывшему пивовару установлен головокружительно высокий оклад - 1500 фунтов стерлингов в год, и установлен не зря. Отобрав перевозку корреспонденции у конных курьеров, Пальмер передал ее владельцам частных экипажей. Чтобы владельцы карет не мешкали, самые быстрые освобождаются от дорожных повинностей.

8 августа 1784 года первая почтовая карета открыла движение почты по маршруту Лондон-Бристоль. Новшество имело огромный успех. Верховые посыльные ехали в среднем не быстрее трех-четырех миль в час. Карета же промчалась со скоростью десять миль в час. И шла она под вооруженной охраной. Генерал-контролер отметил этот успех повышением почтовых тарифов. Но дороговизна никого не смутила. Ее вполне искупали скорость и надежность доставки. Прошло несколько лет, и почтовые кареты связали в единое целое Англию, Шотландию и Ирландию.

Почтовые кареты заскрипели на дорогах стран Европы. Но... не обошлось без курьезов. На марках представлены почтовые экипажи почти всех стран за исключением Англии. Дело в том, что английские экипажи до марок не допущены. В Великобритании (это единственное в своем роде государство) право представлять на марке страну безраздельно принадлежит королям и королевам. Впрочем, легко догадаться, что экипажи на дорогах Великобритании немногим отличались от почтовых карет других стран
Почтовые кареты заскрипели на дорогах стран Европы. Но... не обошлось без курьезов. На марках представлены почтовые экипажи почти всех стран за исключением Англии. Дело в том, что английские экипажи до марок не допущены. В Великобритании (это единственное в своем роде государство) право представлять на марке страну безраздельно принадлежит королям и королевам. Впрочем, легко догадаться, что экипажи на дорогах Великобритании немногим отличались от почтовых карет других стран

Почтовые кареты заскрипели на дорогах стран Европы
Почтовые кареты заскрипели на дорогах стран Европы

Почтовые кареты заскрипели на дорогах стран Европы
Почтовые кареты заскрипели на дорогах стран Европы

"Днем и ночью дилижансы катились по дорогам, делая 7-8 миль в час, - писал историк Мекензи. - На всех перекрестках, у проселочных дорог их ждали верховые, чтобы получить от кондуктора газеты или устные известия. В каждом маленьком городке, когда приближалось время прибытия дилижанса, на улицах собирались жители. В определенный час дилижанс появлялся и останавливался на базарной площади. Кондуктор, сдав почтовые мешки, газеты, сообщал публике последние новости: затем кучер щелкал бичом, кондуктор трубил в рог, и дилижанс катился дальше, унося с собой новости в другие места".

Но все же письма двигались медленно. Даже доставленные из одного города в другой, они не сразу попадали к адресату. В ту пору не существовало ни нумерации домов (она появилась лишь в 1764 году), ни обычая писать на дверях даже фамилию владельца.

"Почтовое учреждение в Эдинбурге, господину Вилларду Лау, ювелиру, в собственные руки, недалеко от Парламента, вниз по ярмарочной лестнице против Акциза".

Почтальону приходилось быть живым адресным столом, чтобы доставлять письма по назначению. Этот ходячий адресный стол был по совместительству еще и кассиром. Марок не существовало, получатели писем сами платили почтальону за доставку. В зависимости от пути письма эта оплата колебалась от двух пенни до полутора шиллингов.

Да, оплата была изрядной, и на высокие почтовые тарифы купцы отвечали дружным бойкотом королевской почты - более 90 процентов купеческой корреспонденции обходилось без ее услуг.

Купцы победнее пользовались оказиями. Богатеи содержали собственную связь. На рубеже XVIII и XIX столетий личные почты купцов и финансистов отнюдь не редкость.

Почтовая контрабанда расцвела так пышно, что пришлось завести специальных "поимщиков письменных курьеров". Однако ловить письма, отправленные без помощи королевской по4ты, было очень трудно. В ход пошли все средства. Рядовые английские обыватели осваивали даже тайнопись. Пользуясь тем, что газетный тариф был ниже почтового, многие писали молоком на полях газетного листа. Другие процарапывали отдельные слова газетного текста. Из этих подчеркнутых слов и складывалось письмо. Многочисленные ухищрения свидетельствовали об одном: настало время новых почтовых реформ.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"