предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дорогу в будни открывают герои

Дорогу в будни открывают герои
Дорогу в будни открывают герои

Старушка история подшутила над связистами. Она не пожелала заметить усилий изобретателей, ломавших головы над паровыми аэропланами. Не дожидаясь создания самолета, связисты пошли совсем иной дорогой. Первую линию воздушной почты в Париже обслуживали аппараты без руля и без ветрил - воздушные шары. Это была единственная в мире регулярная линия аэростатно-голубиной связи, пример замечательной изобретательности ее создателей.

Буквально с колыбели авиапочты изобретательность и мужество были ее спутниками. И как легендарный Давид, одолевший исполина Голиафа, эти спутники помогли человечеству одержать одну из блистательных побед. Именно об этой победе говорил в конце прошлого столетия "отец русской авиации" Николай Егорович Жуковский:

- Стоящая громадных денег трехсотсильная машина Максима с ее могучими винтовыми пропеллерами отступает перед скромным ивовым аппаратом немецкого инженера, потому что первая, несмотря на ее большую подъемную силу, не имеет надежного управления, а с прибором Лилиенталя экспериментатор, начиная с маленьких полетов, прежде всего научается правильному управлению своим аппаратом в воздухе.

Работы этих людей были важным шагом на пути к самолету: Лилиенталь много сделал для развития планера
Работы этих людей были важным шагом на пути к самолету: Лилиенталь много сделал для развития планера

Работы этих людей были важным шагом на пути к самолету: Отто - для создания двигателя внутреннего сгорания
Работы этих людей были важным шагом на пути к самолету: Отто - для создания двигателя внутреннего сгорания

Произнесенные более полувека назад, эти слова Жуковского справедливы и сегодня. Лилиенталь и Максим - как бы олицетворение противоположных точек зрения. Силе противопоставлена изобретательность. Мощи - мужество. И пренебрегший законами теории строитель аэроплана-гиганта Хайрам Максим вынужден был отступить перед маленьким, скромным планером Лилиенталя.

День за днем, анализируя каждый шаг, упорно шел к своей цели Лилиенталь. Эфемерно-легкая конструкция из прутьев помогла накапливать опыт управляемого полета, отработать устройство крылатой машины. Лилиенталь мечтал о том дне, когда планер и двигатель внутреннего сгорания раскроют друг другу объятия.

Несколько десятилетий, почти параллельно друг другу, происходило совершенствование планера и формирование двигателя внутреннего сгорания. И, быть может, этот процесс затянулся, если бы мотору не помог взлететь в воздух... автомобиль.

Именно он, наш давний четырехколесный друг, потомок паровых карет, взял на себя ответственную обязанность - проверку новых моторов, без которой о полете и думать не приходилось.

Одним из первых построил двигатель внутреннего сгорания француз Жак Этьен Ленуар. Его мотор был компактен, экономичен, а потому имел успех. Разрабатывая конструкцию, Ленуар сделал важное изобретение: электрическое зажигание смеси горючего и воздуха, используемое в двигателях и по сей день.

Затем эстафету перехватил тридцатилетний коммерсант Николай Отто. И, надо отдать ему должное, сделал это весьма успешно. Золотники, доставшиеся в наследство от паровой машины, Отто заменил клапанами. Впускной клапан засасывает смесь топлива с воздухом. Выпускной - выбрасывает продукты сгорания.

Отто трудолюбив и настойчив. Планомерно и аккуратно ведет он свои эксперименты, и результат их - важное открытие. Не подозревая об исследованиях француза Лазаря Карно, Отто независимо от него приходит к выводу: предварительно сжатое топливо производит при сгорании неизмеримо большую работу.

Карно сделал важное открытие - предварительно сжатая смесь, сгорая, производит гораздо большую работу
Карно сделал важное открытие - предварительно сжатая смесь, сгорая, производит гораздо большую работу

Начинается блестящая страница изобретения, но в ногу с успехом шагают и судебные тяжбы. А пока шли патентные споры, сотрудник Отто Готлиб Даймлер и его помощник Майбах ставят двигатель внутреннего сгорания на самоходную коляску. Семью самоходных паровых экипажей пополняет новый сочлен - автомобиль. За какие-то полвека он буквально завоевывает мир.

Лилиенталь мертв. Но жизнь не стоит на месте. Автомобиль наращивает скорость. Планеры продолжают взлетать в разных уголках Земли. Секреты полета постепенно перестают быть секретами. В один прекрасный день к продолжателям дела Лилиенталя примыкают молодые американцы - велосипедные мастера братья Орвиль и Вильбур Райт. Именно им удалось соединить планер с двигателем внутреннего сгорания. Это была нелегкая задача, и первый аэроплан выглядел более чем неказистым. Сегодня такую конструкцию и нарочно не выдумаешь: руль высоты спереди, руль поворота сзади, посередине коробка крыльев. Биплан братьев Райт не имел даже колес. Он поднимался прямо с брюха. Его разгонял груз, падавший со специально выстроенной стартовой вышки. Недостатков у самолета было явно больше, чем достоинств. Но ему все прощалось. В истории завоевания воздуха он стал событием, и к тому же незаурядным.

В отличие от преждевременно родившихся конструкций самолет Райтов появился как нельзя более вовремя. События развивались стремительно, подчиняясь законам прогрессии. Если отправлял эстафету один, то принимали ее двое, если отправляли двое, то принимали четверо.

Фарман... Блерио... Вуазен... Список разрастался. Крылья крепли. Птенцы механических птиц улетали от своих гнезд все дальше и дальше. Герои готовились к будням...

Даймлер внес немалый вклад в создание автомобиля
Даймлер внес немалый вклад в создание автомобиля

Бенц внес немалый вклад в создание автомобиля
Бенц внес немалый вклад в создание автомобиля

Пролив Ла-Манш, разделяющий Англию и Францию, неширок. Всего лишь около четырех десятков километров. Однако перелет через него всколыхнул мир. Он показался нашим дедам событием поразительным. Я откладываю перо, чтобы дать слово тому, кто совершил этот перелет, - конструктору и летчику Луи Блерио...

"Верный своему обычаю, - писал Блерио, - я поднялся лишь тогда, когда солнце показалось над горизонтом. Миную дюны, мысленно прощаюсь с приветствующими меня друзьями и направляюсь прямо в море. Черный дым миноноски "Этскопет", назначенной сопровождать меня, заслоняет солнце. Однако очень скоро мой конвоир остается позади.

Я лечу. Лечу спокойно, без особых впечатлений. Чувствую себя даже будто на воздушном шаре. Настолько в атмосфере все тихо. Совершенно не приходится действовать рулями...

Минут десять я остаюсь совершенно один, затерянный в пенящемся море, не видя ни одной точки на горизонте, ни единого суденышка на воде. Но тишина кругом, нарушаемая лишь рокотом мотора, таит в себе серьезные опасности. Сознавая это, я не спускаю глаз с бензиномера и с указателя подачи масла. Эти десять минут казались мне страшно длинными, и, по правде, я почувствовал себя очень счастливым, когда заметил серую полоску, показавшуюся передо мной в море. Эта полоса постепенно вырастала. Сомнений больше не было - то был английский берег....

Меня охватывает дикая радость. Я сворачиваю в сторону берега и вижу там какого-то человека, отчаянно машущего мне трехцветным французским флагом...

Автомобильная империя Форда начала с машины, которая сегодня выглядит маленьким уродцем
Автомобильная империя Форда начала с машины, которая сегодня выглядит маленьким уродцем

Не лучше вид и у его сверстников - машин таких широко известных фирм, как Пежо
Не лучше вид и у его сверстников - машин таких широко известных фирм, как Пежо

Не лучше вид и у его сверстников - машин таких широко известных фирм, как Шевроле
Не лучше вид и у его сверстников - машин таких широко известных фирм, как Шевроле

Я хочу садиться, но порывы ветра треплют аэроплан. Бросаю мельком взгляд на часы... Прошло уже тридцать три минуты как я в воздухе. Этого более чем достаточно; все равно нельзя больше искушать судьбу. Рискуя разбиться, я выключаю зажигание и плюхаюсь на землю. Шасси аппарата трещит, подламывается... Ничего не поделаешь!.. Зато я благополучно перелетел через Ла-Манш".

Теперь до создания авиапочтовых линий было, как говорится, рукой подать. И они не заставили себя долго ждать, появившись почти одновременно в нескольких странах...

Первую линию английской авиапочты учредил король Великобритании. На личные средства он нанял пилотов, чтобы установить в честь своей коронации воздушную связь между Лондоном и Виндзором.

Разумеется, это привлекло внимание. Журналисты писали, что вслед за любителями и владельцами аэропланов, приглашенными обслуживать линию, появятся правительственные отряды воздушных почтальонов. В городах разобьют для них взлетно-посадочные площадки (в ту пору пробег самолетов по земле был ничтожно короток), вывесят особые броско окрашенные почтовые ящики.

"Нет сомнений, - читаем мы в журнале того времени, - что в Лондоне эти ящики будут полны; каждому лестно послать в Виндзор "воздушный бланк первой аэропочты".

Интерес к регулярной авиапочте и впрямь был очень велик. По проекту короля предполагалось, что виндзорская линия продлится до Бристоля. Затем настанет черед рейсов Лондон - Портсмут, Лондон - Бирмингам и воздушных почтовых линий до Ирландии, Франции...

Самолет братьев Райт был первым аэропланом с бензиновым двигателем
Самолет братьев Райт был первым аэропланом с бензиновым двигателем

Самолет моноплан Блерио славен своим перелетом через Ла-Манш
Самолет моноплан Блерио славен своим перелетом через Ла-Манш

Самолет Фарман долгое время состоял на вооружении разных армий
Самолет Фарман долгое время состоял на вооружении разных армий

Планы были обширны, но первый блин вышел комом. "Авиатор Жубер, - писал журнал "Вокруг света", - поднялся, захватив с собой почту весом 200 фунтов, которую поместил на аппарате сзади и выше себя, на то место, куда обычно сажают пассажиров. Вес в 100 килограммов, помещенный выше центра тяжести, сделал аппарат неустойчивым, и первый же боковой вихрь буквально перевернул аэроплан, и тот стремглав полетел наземь. Не потерявший присутствия духа авиатор удержался на хрупкой машине и тем избежал моментальной смерти. Так как мотор продолжал работать, а нарушающая равновесие тяжесть упала с аппарата, последний снова принял нормальное положение, но новый порыв ветра при ускользнувшей из рук пилота рукоятке руля глубины, поверг аэроплан наземь, причем от сильного удара аппарат разбился вдребезги, а Жубер поплатился сотрясением всего организма и переломом обеих голеней".

Не оправдались надежды и на быстрое развитие авиапочты, вдвигалась первая мировая война, и конструкторы занялись превращением самолета в боевую машину...

Штемпели авиапочты рассказывают о том, как выглядели первые почтовые самолеты
Штемпели авиапочты рассказывают о том, как выглядели первые почтовые самолеты

Первые почтовые самолеты
Первые почтовые самолеты

Первые почтовые самолеты
Первые почтовые самолеты

Три года, проведенные в руках военных, не прошли для самолета понапрасну. Он окреп, набрался сил и, несмотря на свое несовершенство, перестал быть капризной, зависящей от порывов ветра этажеркой.

Окончилась мировая война и война гражданская. Началось мирное строительство, и тотчас же были предприняты попытки организовать советскую воздушную почту.

"Красный воздушный флот, - писала в феврале 1921 года газета "Правда", - развивает свои успехи на мирном фронте в деле организации воздушной почты, немало облегчая этим положение железнодорожного сообщения. Решив использовать свободные самолеты на доставку почты, Воздухофлот блестяще выполнил свою задачу. За период времени с 31 декабря 1920 года по 7 февраля сего года воздушной почтой совершено 15 рейсов между Харьковом, Херсоном, Николаевом, Симферополем и ст. Джанкой. В Харьков доставлено 363 пакета, из Харькова доставлено в разные армии 636 пакетов - всего перевезено 999 пакетов. Кроме того, красными летчиками N-ской армии перевезено на самолетах до 15000 пакетов и телеграмм".

На службу советской авиапочты ставится один из лучших русских военных самолетов того времени - воздушный богатырь "Илья Муромец". Этот воздушный гигант начинает перевозить почту и пассажиров по маршруту Москва - Орел. О том, как тяжело давалось освоение этих мирных трасс, рассказали своим читателям "Известия" от 20 сентября 1921 года...

Так выглядели первые марки французской авиапочты, сегодня уже редкие и ценные
Так выглядели первые марки французской авиапочты, сегодня уже редкие и ценные

Так выглядели первые марки немецкой авиапочты, сегодня уже редкие и ценные
Так выглядели первые марки немецкой авиапочты, сегодня уже редкие и ценные

"...Корабль летел из Тулы 1 час 30 минут. Высота в начале полета была 600 метров, но низкая облачность принудила снизиться, и уже над Москвой корабль летел на высоте 100 метров. Погода перелету в высшей степени не благоприятствовала. Кораблем управлял красвоенлет А. Тумановский. Несмотря на осеннюю погоду, почтово-пассажирское сообщение Москва - Орел продолжает функционировать".

О первых шагах советской авиапочты рассказывают и почтовые марки, украшенные двуглавым орлом царского герба, расцененные в германской валюте. Комбинация невероятная - царский орел, германская валюта и надпись "ВОЗДУШНАЯ ПОЧТА РСФСР", но, как говорится, факты - упрямая вещь.

История этих необычных марок такова: в 1922 году была прорвана дипломатическая блокада, которой пытались подвергнуть нашу страну враги. Заработала первая международная линия советской авиапочты Москва - Кенигсберг - Берлин, доставлявшая из Берлина корреспонденцию Народного комиссариата иностранных дел и других советских учреждений. Для оплаты перевозки этой корреспонденции срочно понадобились марки. Возиться с подготовкой новых образцов было некогда, и в ход пошли запасы старых царских марок так называемой консульской почты.

Русские консульские марки достоинством от десяти копеек до трех рублей были переоценены. Новая цена в германской валюте колебалась от 12 до 1200 марок. Так как запасы их были весьма ограничены, то естественно, что необычные марки воздушной почты РСФСР быстро стали редкостью. Пожалуй, это самые редкие, самые дорогие советские марки. В каталоге мировой авиапочты, выпущенном в 1925 году в Париже Теодором Шампиньоном, указаны их тиражи. Серия состояла из восьми марок. Самый большой тираж каждой из них составлял 100 экземпляров, самый маленький - 20. Даже тогда, в 1925 году, на эти марки, как на чрезвычайно редкие в каталоге, не было обозначено цены.

"Воздушная почта РСФСР" увидела свет в 1922 году. В следующем, 1923 году была выпущена серия первых марок авиапочты СССР. Судьба их также оказалась необычной...

Эти необычные, ныне редкие марки были энергичными агитаторами за создание советского воздушного флота
Эти необычные, ныне редкие марки были энергичными агитаторами за создание советского воздушного флота

Эти необычные, ныне редкие марки были энергичными агитаторами за создание советского воздушного флота
Эти необычные, ныне редкие марки были энергичными агитаторами за создание советского воздушного флота

Эти необычные, ныне редкие марки были энергичными агитаторами за создание советского воздушного флота
Эти необычные, ныне редкие марки были энергичными агитаторами за создание советского воздушного флота

Прежде всего в том виде, в каком их изготовили, эти марки никогда не использовались. В 1923 году на них была обозначена цена от 3 до 10 рублей. Но пока марки печатали, курс валюты резко изменился. Вот почему их стали наклеивать на письма лишь в 1924 году, надпечатав новую цену - от 5 до 20 копеек золотом. Без надпечатки эти марки в употреблении не были.

Сегодня эти первые марки советской воздушной почты, выпущенные тиражом всего лишь несколько десятков экземпляров, - величайшая ценность
Сегодня эти первые марки советской воздушной почты, выпущенные тиражом всего лишь несколько десятков экземпляров, - величайшая ценность

Сегодня эти первые марки советской воздушной почты, выпущенные тиражом всего лишь несколько десятков экземпляров, - величайшая ценность
Сегодня эти первые марки советской воздушной почты, выпущенные тиражом всего лишь несколько десятков экземпляров, - величайшая ценность

Но не только этим любопытны первые марки авиапочты СССР. На них изображен самолет "Фоккер-3", на протяжении нескольких лет обслуживавший авиалинию Москва - Кенигсберг - Берлин, ту самую авиалинию, на которой курсировали марки консульской почты, превращенные в марки авиапочты РСФСР. Но любопытно не только это. Интересен и сам самолет. Это едва ли не единственная в мире машина со смещенным вбок мотором. Мотор был сдвинут в сторону, чтобы освободить место для пилотского кресла. Летчик сидел рядом с двигателем, а бортмеханик, чтобы получить доступ к той части двигателя, до которой летчик добраться не мог, размещался вместе с пассажирами.

Марки консульской почты, о которых шла речь выше, - большая редкость. Но, пожалуй, им немногим уступит другой редкий выпуск, превративший заурядные царские марки в марки авиапочты, действовавшей по маршруту Владивосток - Николаевск-Уссурийский - Спасск-Приморский. Эти марки были в обращении всего лишь один день. Уже на следующий день их изъяли из обращения. Их хорошо знают старые филателисты: жирная надпечатка "ВЛАДИВОСТОК 1923" и силуэт давно вышедшего из употребления самолета-биплана исключают возможность ошибки. Существует около двух десятков разновидностей этих марок, причем тиражи некоторых из них не превышают сорока штук.

В том же 1923 году, когда в свет вышли эти марки, инженеры В. А. Александров, В. В. Калинин и А. М. Черемухин спроектировали и построили первый советский пассажирский самолет АК-1. В феврале 1924 года он прошел летные испытания, поразив испытателей своей исключительной устойчивостью в полете.

Через месяц после АК-1 на испытания поступили первый советский самолет-разведчик и ближний бомбардировщик биплан Р-1 с первым советским авиадвигателем М-5. Летом Т924 года АК-1 успешно эксплуатировался на авиалинии Москва - Нижний Новгород, а через год оба самолета приняли участие в большом перелете Москва - Пекин.

С каждым годом все крепче становилась советская авиация. Вскоре после окончания перелета Москва - Пекин - Токио М. М. Громов пересел на туполевский АНТ-3 (в 1937 году этот самолет украсил марки советской авиапочты), за три дня совершив кольцевой перелет Москва - Кенигсберг - Берлин - Париж - Вена - Прага - Варшава - Москва.

Давно минули времена летающих этажерок, но дорогу в будни продолжали прокладывать герои. Год от года все сложнее рекордные перелеты, все длиннее дистанции, освоенные рекордсменами.

Самолет 'Фоккер-3', украшавший первую марку авиапочты СССР, - едва ли не единственная в мире машина со смещенным вбок мотором. На таких самолетах возили письма с русскими консульскими марками, превращенными в марки воздушной почты РСФСР
Самолет 'Фоккер-3', украшавший первую марку авиапочты СССР, - едва ли не единственная в мире машина со смещенным вбок мотором. На таких самолетах возили письма с русскими консульскими марками, превращенными в марки воздушной почты РСФСР

Очень скоро иностранные самолеты и в жизни и на почтовых марках уступили место советским
Очень скоро иностранные самолеты и в жизни и на почтовых марках уступили место советским

В мае 1937 года советская авиация совершает перелет из ряда вон выходящий. Группа самолетов под командованием "полярного академика" Отто Юльевича Шмидта достигает Северного полюса. Впервые нога человека прикоснулась к макушке нашей земли. Впервые на льдину высажен научный десант - группа сотрудников дрейфующей научно-исследовательской станции СП-1. Незримые нити радиосвязи соединили четверку отважных с Большой землей. Сведения, которые передавали зимовщики, позволили организовать один из самых выдающихся перелетов XX века: Москва - Америка через Северный полюс.

На этой марке изображена карта воздушных линий Советского Союза. Мы видим линию длиной около 10 000 километров, протянувшуюся на восток. В 1921 году, когда еще не существовало гражданской авиации, о необходимости этой линии писал профессор Н. А. Рынин, назвавший ее Великим русским воздушным путем. Первый вариант карты воздушных трасс опубликовал в 1921 году журнал 'Вестник воздушного флота'
На этой марке изображена карта воздушных линий Советского Союза. Мы видим линию длиной около 10 000 километров, протянувшуюся на восток. В 1921 году, когда еще не существовало гражданской авиации, о необходимости этой линии писал профессор Н. А. Рынин, назвавший ее Великим русским воздушным путем. Первый вариант карты воздушных трасс опубликовал в 1921 году журнал 'Вестник воздушного флота'

Перелет Москва Дальний Восток
Перелет Москва Дальний Восток

Мастерски оторвав тяжело нагруженный корабль от поверхности аэродрома, Чкалов взял курс на север. Мерно работал мотор. В туманной мгле остался Северный полюс, когда вдруг на стеклах кабины слой льда, и самолет затрясся мелкой дрожью...

Трудно лучше самого Чкалова описать эти драматические минуты.

На десятки тысяч километров вытянулись трассы советских авиалиний
На десятки тысяч километров вытянулись трассы советских авиалиний

"...Переднее стекло еще больше обледенело. Егор, просунув руку через боковые стекла кабины, стал срубать финкой лед. Срубив немного, он обнаружил через образовавшееся "окошко", что воды в расширительном бачке больше нет. Красный поплавок, показывающий уровень воды, скрылся. Стали работать насосом. Ни черта! Вода не забирается. Нет воды. Замерз трубопровод. Машина идет на минимальных оборотах. Что делать? Сейчас все 4 замерзнет. Мотор откажет... Катастрофа! Где взять воды? Я бросился к запасному баку - лед... К питьевой в резиновом мешке - лед... Беляков режет мешок. Под ледяной коркой есть еще немного воды. Добавляет ее в бак. Но этого мало. В термосах - чай с лимоном. Сливаем туда же. Насос заработал. Вскоре показался поплавок. Егор постепенно увеличивал число оборотов. Трубопровод отогрелся. Самолет ушел в высоту..."

Чкалов, Беляков, Байдуков... Громов, Данилин, Юмашев... Коккинаки, Бряндинский... Гризодубова, Раскова, Осипенко... Обширен список героев, прокладывавших линии трасс, стиравших "белые пятна" с воздушных карт.

С тех пор много воды утекло. Авиация одержала большие победы, а марка, выпущенная несколько лет назад советскими связистами, показывает размах того, что стало для нее буднями. На фоне карты, где, словно крона развесистого дерева, причудливо переплетаются воздушные трассы, художник изобразил мощные пассажирские самолеты. Тоненькие черточки трасс скрывают события, несколько десятилетий назад казавшиеся далекой, несбыточной мечтой...

Большинство советских самолетов везет не только пассажиров, но и почтовые грузы
Большинство советских самолетов везет не только пассажиров, но и почтовые грузы

Одновременно с солнцем, встающим поутру на тихоокеанском побережье нашей Родины, отправляется в путь с пассажирами и почтой воздушный гигант ТУ-114. Всю дорогу протяженностью в десять тысяч километров летит он ярким солнечным утром. Взлетев вместе с солнцем, он через двенадцать часов вместе с солнцем прибывает в столицу. Даже сегодня такой полет кажется граничащим с чудом...

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"