предыдущая главасодержаниеследующая глава

У каждого собирателя свой конек

У каждого собирателя свой конек
У каждого собирателя свой конек

У каждого собирателя свой конек. Мой конек необычен - я "собираю" коллекционеров. Мне доставляет огромное удовольствие записать фамилию ловца каких-либо редкостей или уложить в папку газетную вырезку с рассказом о каком-то большом увлечении. Вот несколько историй из этой папки... Самый древний герой моей коллекции, о котором я прочитал в немецком журнале "Замлер-экспресс", отдавался своему увлечению несколько тысяч лет назад. Это стало известно 1 июня 1898 года, когда любитель старины Кельбер из немецкого городка Бернбурга нашел подле деревни Госсвиршлебен небольшую глиняную урну. Кроме праха умершего, в ней лежали самые любимые вещи покойного: 56 окаменелых раковин. Вероятно, древнему коллекционеру пришлось изрядно потрудиться, чтобы собрать эти сокровища. Ведь каждую раковину нужно было выковырять из пластов известняка.

Был ли этот собиратель окаменевших раковин единственным в своем роде? Нет, свидетельством тому другая история...

Давным-давно, в 2575 году до нашей эры, Египтом правил фараон Цозер Аменоптис. В годы его владычества на путях в Ливию, Аравию и Абиссинию были организованы почтовые конторы. В этих конторах на папирусные свитки писем накладывались штемпеля, подтверждавшие, откуда пришло письмо.

Прошло около четырех с половиной тысяч лет. В начале нынешнего века археологи вскрыли гробницу Цозера Аменоптиса. Как утверждает английский ученый Тепельтгам, в саркофаге среди ценностей лежала коллекция из 186 почтовых знаков. Четыре с половиной тысячелетия назад на африканской земле жил филателист, быть может, первый филателист нашей планеты!

Покойный фараон ценил свою коллекцию. Каждый папирус был аккуратно уложен в медный футляр с герметически закрывающейся крышкой. В 1919 году, после окончания раскопок, коллекцию папирусов, украшенных штемпелями, с величайшими предосторожностями перевезли в Британский музей в Лондоне...

Интересы коллекционеров удивительно не похожи друг на друга. Недавно во французском городке Сарти был официально зарегистрирован первый клуб собирателей сырных этикеток. Американец Линдлей Босуэлл коллекционирует гоночные автомобили, на которых были установлены мировые рекорды. Француз Дюваль обладает величайшей в мире коллекцией меню. Среди его экспонатов - меню парадного обеда императора Наполеона III на тонкой золотой пластинке и шесть страниц меню обеда миллиардера Рокфеллера.

Есть люди, увлекающиеся собиранием чемоданных наклеек. От немецкого слова Koffer - чемодан - это увлечение получило название кофрокартии. Говорят, что начало такому коллекционированию положил один из служащих фирмы швейных машин Зингер. Вероятно, этому коммивояжеру пришлось изрядно поездить по белому свету. К концу своей жизни он стал обладателем трехсот чемоданов, покрытых тысячами гостиничных наклеек.

Но все эти коллекционеры бледнеют перед англичанином Оулхоустом, собравшим штаны Наполеона, Людовика XIV, философа Канта и композитора Бетховена. Боюсь, что в некоторых коллекциях такого рода присутствуют еще два незримых экспоната - человеческая глупость и тщеславие.

Рассказывая о непохожих друг на друга коллекциях, нельзя обойти вниманием дом в Петербурге, которым на протяжении ста лет и одного года - с 1816 по 1917 год - поочередно владели три коллекционера. Первым был князь Лобанов-Ростовский, собиратель разного рода реликвий, имевших отношение к трагической судьбе шотландской королевы Марии Стюарт. Вторым - коллекционер монет граф Кочубей, который в 1838 году продал дом Третьему отделению Его Величества корпуса жандармов. Но свою мрачную известность особняк на Фонтанке приобрел, когда людям, пришедшим в этот дом после 1917 года, открылась коллекция, собранная жандармами за три четверти века.

"На самом верху, на четвертом этаже, у бога под боком, тоже секреты, - писала одна из газет первых месяцев революции. - Целые шкафы заняты регистраторами, в них на писчих листах бумаги, в строгом алфавитном порядке, выписки из писем разных российских граждан. Все точно: кто кому писал, откуда, куда. А у регистраторов карточная система. Любые справки - в минуту. Кроме того, фотограф департамента делал снимки с важных писем... Негативы хранились, а отпечатки наклеивались на чистые листы бумаги: с одной стороны - содержимое письма, с другой - адрес на конверте".

А вот совсем другая история. В первые годы после революции Маяковский написал немало рекламных стихотворений. Однако при подготовке к изданию полного собрания сочинений поэта выяснилось, что некоторые из них, напечатанные на конфетных обертках, исчезли. И тогда коллекционеры конфетных этикеток принесли литературоведам разноцветные бумажки с утерянными, а иногда и просто неизвестными текстами Маяковского.

Да, интересы коллекционеров на редкость разнообразны. Так, например, авиационный конструктор Вадим Борисович Шавров коллекционирует самолеты, вернее, их фотографии, и разного рода сведения о каждой из машин. Его коллекция - одно из полнейших собраний русских самолетов. Скоро она станет всеобщим достоянием - издательство "Машиностроение" выпускает обширную историю русского самолетостроения, написанную В. Шавровым по материалам его коллекции.

Коллекция Шаврова - не исключение. Итог полувекового увлечения ленинградского инженера Владимира Игнатьевича Йемена - три с половиной тысячи мостов и других сооружений.

Три с половиной тысячи мостов собрал инженер Чемен, а вот другой ленинградец - инженер-строитель Вячеслав Михайлович Подобии - собрал 200 тысяч пословиц и поговорок. В 1956 году Лениздат выпустил книгу "Русские пословицы и поговорки", составленную Подобиным и И. Зиминой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"