предыдущая главасодержаниеследующая глава

О первых филателистах

О первых филателистах
О первых филателистах

Первый филателист заявил о себе обращением, опубликованным в сентябре 1841 года английской газетой "Тайме".

"Нужны почтовые марки. Молодой человек, желающий оклеить свою спальню гашеными марками, уже собрал, благодаря любезности своих друзей, более 16000 экземпляров. Однако ввиду того, что этого количества недостаточно, он просит лиц, сочувствующих ему, присылкой почтовых марок дать ему возможность осуществить свой замысел".

Но не этому безвестному герою, им же самим сочиненного анекдота, обязаны мы сохранением редких экземпляров почтовых марок. Первыми серьезными коллекционерами стали граверы, изготавливавшие марки.

Надо полагать, что большинству жителей Британской Гвианы, английской колонии в Южной Америке, где не в диковинку еще стрелки из лука, вряд ли известно, что марка их страны, существующая в одном экземпляре, по праву считается самой редкой в мире
Надо полагать, что большинству жителей Британской Гвианы, английской колонии в Южной Америке, где не в диковинку еще стрелки из лука, вряд ли известно, что марка их страны, существующая в одном экземпляре, по праву считается самой редкой в мире

Марка существующая в одном экземпляре, по праву считается самой редкой в мире
Марка существующая в одном экземпляре, по праву считается самой редкой в мире

Марка существующая в одном экземпляре, по праву считается самой редкой в мире
Марка существующая в одном экземпляре, по праву считается самой редкой в мире

Одну из таких коллекций - почти полное собрание того, что находилось в обиходе мировой почты, - составил французский гравер Мансен. В 1855 году ее приобрел книготорговец Эдуард Лаплант.

Книготорговцы энергично способствовали первым шагам филателии. От торговли книгами и рукописями букинисты середины XIX века перешли к продаже марок.

И покупателям и продавцам надо было знать, где и когда выходили те или иные марки. Такой список марок, или, выражаясь современным языком, каталог, в 1859 году составил французский чиновник М. Потик В 1861 году труд этого коллекционера, содержавший описание 1013 марок, был издан и распродан в течение нескольких дней.

Успех первого каталога мгновенно оценил энергичный бельгийский книготорговец Жан Баптист Моэнс, уже с 1857 года торговавший марками. Вслед за Потиком он выпустил новый каталог марок, а затем организовал "солидную" филателистическую фирму. За каталогами начали издаваться марочные журналы. Филателия стала стремительно развиваться, и вскоре выяснилось, что существуют марки баснословной ценности.

Королевой редкостей у филателистов считается марка Британской Гвианы. Этой марке, единственной в мире, уже перевалило за сто лет. История ее одновременно проста и неясна. В 1856 году в английской колонии Гвиане иссяк запас марок, доставлявшихся туда из метрополии. Корабль должен был прийти не скоро, и местные власти решили собственными силами напечатать небольшой выпуск марок. Это, так сказать, ясная сторона истории. Однако среди четырехцентовых марок с изображением трехмачтового судна вдруг была найдена одноцентовая. Как она появилась на свет? По этому поводу можно лишь строить догадки.

Погашенная чернильным росчерком, эта марка мирно покоилась в фамильных бумагах семейства Вандхам. Там и обнаружил ее в 1873 году Верн Вандхам, увлекавшийся филателией. Нельзя сказать, что знаменитая марка произвела на своего открывателя сильное впечатление. Он вскоре продал ее одному из своих знакомых. Кочуя из коллекции в коллекцию, марка побывала на многих филателистических выставках и была признана единственной в мире. Цена маленького клочка бумаги резко подскочила.

Одноцентовую марку Британской Гвианы приобрел Филипп Феррари, служащий австрийского посольства в Париже. Феррари обладал неповторимой коллекцией почтовых марок. Он собрал все, что когда-либо выходило из-под печатного станка, чтобы стать знаком почтовой оплаты. Казалось бы, уникальная марка нашла наконец достойного хозяина. Но нет! Коллекция Феррари оказалась для почтовой знаменитости весьма недолгим прибежищем. Когда началась первая мировая война, Феррари не было в Париже, и его коллекция хранилась с имуществом посольства. В мае 1917 года коллекционер умер, завещав свою огромную коллекцию (Феррари собирал не только все марки, но и их разновидности) Берлинскому государственному почтовому музею.

Сам того не ведая, Феррари подписал своим завещанием смертный приговор знаменитой коллекции. Пока он был жив, коллекция мирно ожидала конца войны. На нее никто не мог посягнуть - она была личной собственностью Феррари. Неосторожное завещание сделало ее собственностью побежденной страны. Едва был подписан Версальский договор, как прославленное собрание конфисковали в счет репараций и пустили с молотка.

Знаменитую одноцентовую Британскую Гвиану продали на третьем аукционе (говорят, что распродажа этой коллекции продолжается до сих пор). Американский миллионер Хайнд отвалил за нее баснословную сумму - 352 тысячи франков. Под охраной вооруженных до зубов сыщиков марка переплыла океан. Вот уже почти полвека лежит она в бронированном сейфе под круглосуточной охраной. Нынешние владельцы одноцентовой Гвианы братья Стуловы ценят ее в 50000 долларов. Площадь марки составляет 4 квадратных сантиметра. Это самая дорогая в мире бумага - 12 500 долларов за квадратный сантиметр.

Те, кто видел ее (а эта марка описана филателистами во всех подробностях), говорят, что ничего особенного одноцентовая Гвиана собой не представляет - небольшой, плохо сохранившийся и потертый на краях клочок бумаги.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"