предыдущая главасодержаниеследующая глава

Знаменитость - дитя ошибки

Знаменитость - дитя ошибки
Знаменитость - дитя ошибки

У марки Британской Гвианы необычная судьба. Но филателия знает и другие, не менее интересные истории. Возьмите, к примеру, марку острова Маврикия...

Свою мировую известность эта марка действительно приобрела за счет ошибки. Не ошибись Жозеф Бернард, мы никогда не знали бы ни об этом человеке, ни об изготовленной им марке. Дело было более ста лет назад. В 1846 году власти острова Маврикия решили выпустить почтовую марку. Как на любой марке британских колоний, на ней полагалось изобразить портрет королевы.

Остров Маврикия невелик, и единственным человеком, способным справиться с ответственным поручением, был Жозеф Бернард - ювелир, пьяница и гуляка.

Получив заказ, Бернард выслушал почтмейстера Браунригга о том, какие надписи предстояло выгравировать на марке, получил для воспроизведения портрет королевы и принялся за дело.

Почти окончив работу, Бернард вдруг обнаружил, что вчистую забыл, какую надпись ему нужно было вырезать. Делать нечего - бедняга поплелся к почтмейстеру. Рассеянный гравер не сомневался, что суровый Браунригг обрушит на его голову поток брани. Очень не хотелось Бернарду беседовать с почтмейстером, и он обрадовался, когда, дойдя до почты, обнаружил на вывеске надпись "Пост оффис" (почтовая контора). Вот, вот те слова, которые ему надо вырезать!

Бернард спешит домой, вырезает надпись. И не дав себе труда тиснуть пробный экземпляр, печатает сразу 700 марок.

- Боже, какой идиот! - сказал губернатор, ознакомившись с творчеством легкомысленного ювелира. - Написать "пост оффис" вместо "постедт пейд" (почтовый сбор оплачен)!

Но делать нечего. Семьсот марок уже напечатано. Не выбрасывать же их, когда почта острова нуждается в знаках почтовой оплаты. Губернатор был человеком разумным. Он распорядился допечатать еще триста марок - для ровного счета, чтобы получилась тысяча. Большинство этих марок попало в обращение 21 сентября 1847 года. Их использовали для рассылки приглашений на ежегодный прием. Матрицу, с которой производилась печать, получил в подарок секретарь губернатора.

В 1928 году журнал "Советский филателист" рассказал о дальнейшей судьбе и матрицы и марок. Несколько раз переходя из рук в руки, матрица попала наконец в Британский музей. Что же касается тысячи марок, напечатанных незадачливым гравером, то известна судьба лишь двадцати пяти.

Эти марки необычайно ценны. Достаточно сказать, что в 1963 году на аукционе в Лондоне две из них были приобретены американским дельцом Раймондом Уэлли за 78400 долларов. После аукциона Уэлли заявил, что будет ждать покупателя, который предложит еще большую сумму.

Самая красивая марок с гербом острова Маврикия, наименее ценная
Самая красивая марок с гербом острова Маврикия, наименее ценная

Марка с портретом английской королевы, рожденная ошибкой, баснословно дорога. Французский каталог Ивера оценивает ее в 100 тысяч 'тяжелых' франков
Марка с портретом английской королевы, рожденная ошибкой, баснословно дорога. Французский каталог Ивера оценивает ее в 100 тысяч 'тяжелых' франков

Марка с портретом английской королевы. Ивер исчисляет ее стоимость в 25 тысяч франков
Марка с портретом английской королевы. Ивер исчисляет ее стоимость в 25 тысяч франков

Почтовые редкости не раз рождались ценой ошибок. Но известны случаи, когда умножение ошибки убивало едва появившуюся на свет уникальную марку. Примером тому следующая история... В 1927 году греческая почта решила отметить серией почтовых марок столетие Наваринского сражения - одного из решающих боев за независимость Греции в войне 1821-1828 годов.

Это была неравная битва. Угнетатели греков - турки - имели 94 боевых корабля и 125 береговых орудий. Объединенная русско-английско-французская эскадра, которой командовал британский вице-адмирал Эдуард Кодрингтон, насчитывала всего лишь 25 кораблей.

Жаркое сражение окончилось разгромом турок. Из 94 судов уцелели лишь один большой корабль и 15 мелких суденышек.

Прославив русских моряков, - участниками этой битвы были тогда еще молодые офицеры, впоследствии выдающиеся русские флотоводцы и герои Лазарев, Нахимов, Истомин, Корнилов, - Наваринское сражение принесло неприятности адмиралу Кодрингтону. В стратегические планы англичан никак не входило уничтожение турецкого флота. Его гибель подняла авторитет русских в Средиземном море на высоту, явно не желательную для британской короны. Оплошавший в политической арифметике адмирал Кодрингтон был отозван...

Наваринское сражение прославило многих русских моряков
Наваринское сражение прославило многих русских моряков

Героем же марок стал командующий союзной эскадрой английский адмирал сэр Эдуард Кодрингтон. Свою филателистическую славу адмирал обрел за счет ошибки, допущенной греческой почтой
Героем же марок стал командующий союзной эскадрой английский адмирал сэр Эдуард Кодрингтон. Свою филателистическую славу адмирал обрел за счет ошибки, допущенной греческой почтой

Командующий союзной эскадрой английский адмирал сэр Эдуард Кодрингтон
Командующий союзной эскадрой английский адмирал сэр Эдуард Кодрингтон

Сто лет спустя, когда греки выпустили памятную серию почтовых марок, адмиралу Кодрингтону не повезло снова. На этот раз он стал жертвой опечатки. На одной из марок под портретом адмирала вместо "Сэр Эдуард Кодрингтон" было написано "Сэр Кодрингтон". По английским обычаям слово "сэр" принято ставить перед именем, а не перед фамилией. Запахло дипломатическими осложнениями и почтовое ведомство решило заменить дефектную марку исправной.

Но все же несколько марок с ошибочной подписью проскочило на филателистический рынок, став предметом безудержной спекуляции. И тогда греческие филателистические общества попросили правительство выпустить в обращение дефектные марки.

После некоторых размышлений в обращение было выпущено восемь миллионов исправных марок и двести семьдесят тысяч марок с ошибочной подписью. Опечатка просто увеличила серию на одну марку.

С каждым годом вероятность ошибок, рождающих филателистические редкости, становится все меньшей и меньшей. И все же нет-нет да и повторяются истории вроде той, что произошла в Греции с маркой в честь адмирала Кодрингтона. Недавно в Соединенных Штатах Америки некий Леонард Шерман обратился в суд, предъявив почтовому ведомству обвинение в сознательном выпуске дефектных почтовых марок.

По форме все было правильно: почтовое ведомство действительно выпускало дефектные марки, а Шерман использовал свое право судиться с правительством. Но действительно причина была совсем иной. Шерман срывал злость за то, что полмиллиона долларов, которые он уже считал лежащими у него в кармане, бесследно испарились.

Дело было так. Когда печаталась четырехцентовая марка, посвященная памяти Генерального секретаря Организации Объединенных Наций Дага Хаммаршельда, два листа были вложены вверх ногами и дефектные экземпляры (из ста двадцати миллионов экземпляров вторая краска испортила четыреста) стали предметом жадного интереса филателистов. Обладатель новоявленных редкостей Леонард Шерман располагал полсотней бракованных экземпляров. По мнению специалистов, это сулило Шерману прибыль в полмиллиона долларов.

Однако радость оказалась преждевременной. Почтовое ведомство заявило, что назначение почты - служить всему народу, а не обогащать отдельных лиц, и допечатало еще сто миллионов дефектных марок. Случай, улыбнувшийся было Леонарду Шерману, повернулся к нему спиной, и он подал в суд исковое заявление.

Однако дело закончилось мировой. Почтовое ведомство выдало Шерману свидетельство, что его марки входят в первые четыреста знаков дефектной серии. Чтобы не повторять подобных истерий, было сообщено: "Отныне за печатанием почтовых знаков будет наблюдать прибор, от которого не скроются никакие дефекты".

Однако редкими марки становятся не только в результате ошибок. Свидетельством тому история некоего господина Жана Кардилласа из Монтевидео, превратившего в редкость заурядную марку выпуска 1883 года с портретом одного из уругвайских генералов.

На протяжении ряда лет Кардиллас публиковал объявления о желании приобрести эти марки. Так как он установил приличную цену, марки потекли обильным потоком. Но постепенно поток становился все меньше и меньше, а затем и вовсе иссяк. Чтобы купить 109 тысяч почтовых марок, Жан Кардиллас истратил около 15 тысяч франков.

То, что последовало за этим, выглядело дурным анекдотом. Кардиллас собрал представителей филателистических обществ Монтевидео и спросил:

- Известен ли вам способ сделать почтовые марки редкими?

Услыхав отрицательный ответ, Кардиллас продемонстрировал проволочную корзинку, в которой лежали приобретенные марки, и на глазах изумленных филателистов поджег их. Через несколько минут 109 тысяч марок обратились в пепел. Нужно ли говорить, что оставшиеся немедленно стали редкостью.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"