предыдущая главасодержаниеследующая глава

Часть I. Странички истории

Глава 1. Вестники нового мира

Первые революционные марки советской России

Великий Октябрь открыл новую эру в истории человечества, эру революционного преобразования мира, эру созидания нового общества, где властвует свободный труд. Вскоре миллионы людей во всем мире увидели на почтовых марках Республики Советов совершенно новые, революционные символы и эмблемы, пришедшие на смену ненавистному двуглавому орлу и портретам царей.

22 мая 1918 г. народный комиссар почт и телеграфов Вадим Николаевич Подбельский утвердил пробные оттиски двух революционных марок. 12 октября в газете "Известия" было опубликовано, что с 25 октября старого стиля ко дню торжеств завоевания рабоче-крестьянской власти поступают в обращение новые революционные почтовые марки стоимостью 35 и 70 коп. с рисунком "Рука с мечом, разрубающим цепь".

Символика этих марок лаконична и выразительна: на фоне восходящего солнца свободы рука с мечом, разрубающим цепь капиталистического рабства и угнетения (рис. 1).

Рис. 1
Рис. 1

Автором рисунков марок был известный художник-график, создатель многих марок дореволюционной России, Рихард Германович Зарриньш - технический и художественный директор ЭЗГБ (экспедиции заготовления государственных бумаг). Гравировал марки отличный гравер П. С. Ксидиас.

К моменту выхода марок в обращение почтовые тарифы изменились и потребовались марки других номиналов. Кроме того, в 1919 - 1921 гг. в Республике Советов, впервые в истории мировой почты, вообще была отменена оплата простой внутренней и международной корреспонденции. Это ограничило обращение первых революционных марок, и поэтому гашеные экземпляры, особенно на письмах, встречаются значительно реже чистых.

С апреля 1921 г. марки были изъяты из обращения. Однако их ожидала интересная судьба. Немногие марки в мире могут похвалиться таким разнообразием надпечаток и способов применения, как первые революционные марки. С 1922 по 1933 гг. на них несколько раз делались надпечатки, превращавшие их то в почтово-благотворительные марки, половина дохода от продажи которых шла в фонд помощи голодающему населению Поволжья (1922 г.), то в "разрешительные" марки, которые применялись для оплаты специального сбора при филателистическом обмене с заграницей, то в первые советские доплатные марки (см. рис.1)*.

*(Здесь и далее марки на иллюстрациях расположены в последовательности, соответствующей их описанию в тексте, по порядку: слева направо, сверху вниз.)

Наконец, первые советские марки едва не стали ... деньгами. В 1919 г. предполагалось выпустить марки- деньги для замены недостающей разменной монеты, как это уже делалось в 1915 - 1917 гг. Были сделаны пробные оттиски на фабрике Гознак. Для них снова использовали первый революционный выпуск марок. Правда, марки-деньги не были выпущены, но пробные экземпляры можно увидеть в коллекциях некоторых филателистов.

Филателистическая судьба первых советских марок несколько необычна. Дело в том, что эскизы этих марок были сделаны Р. Зарриньшем еще в апреле - мае 1917 г. при Временном правительстве. Однако они так и не были выпущены. "Власть" Временного правительства была недолгой, ему было не до марок. Да и сюжет этих марок более отвечал существу пролетарской, социалистической революции, давшей народу подлинную свободу и равноправие. Поэтому они и были изданы Наркомпочтелем к первой годовщине Октября.

Организованной филателии у нас тогда не было, информация была недостаточной, и в ряде советских и зарубежных филателистических публикаций стали ошибочно называть эти марки "выпуском Керенского", хотя каталог "Цумштейн" называл их одно время "большевистскими".

Ошибка получила широкое распространение. Это заблуждение удерживалось более 40 лет. Первыми советскими марками стали считать марки выпуска 1921 г. Дело дошло до того, что в 1946 г. советская почта отметила выпуском трех марок и трех блоков 25-летний юбилей советской почтовой марки, а в 1961 г., также ошибочно, серией из четырех марок был отмечен 40-летний юбилей.

Только во второй половине 60-х гг. известные советские филателисты-исследователи П. Мазур, Ю. Парменов и В. Карлинский, подняв в архивах официальные документы и исследовав по штемпелям обращение марок, неопровержимо доказали, что марки "Рука с мечом, разрубающим цепь" являются первыми революционными марками Советской России. С тех пор они заняли по праву принадлежащее им первое место среди советских марок во всех отечественных и зарубежных каталогах.

Освобожденный пролетарий

В первые годы Советской власти хозяйственные трудности, вызванные разрухой, военной интервенцией империалистов и Гражданской войной, не давали возможности наладить систематический выпуск почтовых марок. Для нужд почтового обращения использовались марки дореволюционной России, в том числе почтово-благотворительные, сберегательные и контрольные. Некоторые из стандартных дореволюционных марок печатались повторными тиражами.

После окончания Гражданской войны, когда трудящиеся нашей страны под руководством Коммунистической партии ". . . от полосы войн повернули к хозяйственному строительству"*, появилась возможность выпуска оригинальных советских почтовых марок.

*( В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, с. 147.)

В августе - сентябре 1921 г. увидела свет серия марок, отражающих победу рабочих и крестьян, торжество социалистической" революции. На одной из них изображена дорогая всем трудящимся эмблема Советского государства - Серп и Молот. На другой (рис. 2) - символы труда рабочего: молот, кузнечные клещи и наковальня. Еще одна марка символизирует крестьянский труд: мы видим косу, плуг и связку снопов. Продолжением серии явилась марка с символами науки и искусства - книгой, ретортой и лирой. Впервые на этих марках появилось название Советского государства - РСФСР.

Но наибольшее впечатление производит марка номиналом 40 руб. с аллегорическим рисунком, которому автор дал название "Освобожденный пролетарий". Рисунок для нее был выполнен талантливым петроградским художником Михаилом Илларионовичем Антоновым, гравировал марку П. С. Ксидиас. На марке очень выразительно изображен пролетарий, вооруженный мечом, повергший дракона, олицетворяющего капитализм. Перед пролетарием открывается освещенный солнцем путь из темницы к свободе, к новой жизни (см. рис. 2).

Рис. 2
Рис. 2

Эти марки, маленькие политические плакаты революционной Республики Советов, пользовались большой популярностью не только у нас, но и за рубежом. Филателисты их быстро раскупали. В журнале "Советский филателист" № 3 - 4 за 1922 г. редактор журнала Федор Григорьевич Чучин в статье, открывающей номер и называющейся "Октябрьская революция и филателия", писал о марке "Освобожденный пролетарий" в духе и стиле того революционного времени: "Символом Октябрьской революции является марка в 40 рублей ...: революционный рабочий после целого ряда баррикадных боев, закаленный в дыму и порохе славной победы, поверг, наконец, на обе лопатки гидру капитализма, наступил ей коленом на грудь и взмахнул в воздухе остро отточенным мечом, намереваясь одним ударом отрубить ей чудовищную голову, оскалившую на него свою клыкастую пасть, распушившую ноздри и в припадке бешеной злобы и ненависти судорожно сжавшей когтистые пальцы передних конечностей, готовую броситься и растерзать победителя. А там, в отверстие за стеной, видно светлое царство коммунизма в еще неопределенных очертаниях... И победитель - рабочий - живет этой надеждой

Пятилетие октября

Начало 20-х гг. у нас отмечено несколькими специальными выпусками марок. Марки выполняли не только почтовые и пропагандистские функции, но и помогали преодолевать последствия неурожая в некоторых районах страны: часть средств от продажи таких почтово-благотворительных марок направлялась на борьбу с голодом. В стране уполномоченным Центральной Комиссии ВЦИК по ликвидации последствий голода Ф. Г. Чучиным был организован сбор почтовых марок, которые продавались за границей. На вырученные деньги закупалось продовольствие голодающим. Большую помощь в этом оказывал выдающийся полярный исследователь Фритьоф Нансен. Описание этих марок заняло бы слишком много места. Их история достаточно подробно освещена в советской филателистической литературе, и заинтересовавшийся читатель сумеет с ней познакомиться. Остановимся лишь на одной серии, с которой началась работа в области марочной графики выдающегося мастера почтовой миниатюры Ивана Ивановича Дубасова.

Шел 1922 год. В Москву вернулся демобилизованный по болезни красный командир Иван Дубасов. Перед первой мировой войной он окончил строгановское (в настоящее время Московское художественно-промышленное) училище и стал художником по эмали.

В стране с трудом преодолевались последствия разрухи. Дубасов настойчиво ищет работу, но найти не может - безработица. Однажды в газете "Известия" он увидел объявление о конкурсе на рисунок почтовой марки в честь пятилетнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции. В условиях конкурса говорилось: "Марка должна по своему характеру и замыслу быть знаком, выражающим идею РСФСР, и выявить свое юбилейное значение".

И. И. Дубасов решил принять участие в конкурсе. Раньше он марок не рисовал, но помог опыт работы над эмалевыми миниатюрами. Не было красок, и художник создает свой проект марки на листе серой бумаги, рисуя раствором марганцовки.

В конверт вложен рисунок марки под девизом "1917 - 1922" и конверт с фамилией и адресом автора. Остается ждать ... Читатель уже догадался, что работа была успешной. Да, из 222 рисунков, присланных на конкурс, жюри отобрало 36 для детального рассмотрения, из них 10 были признаны удовлетворяющими условиям конкурса, но только рисунку под девизом "1917 - 1922" была присуждена первая премия. Когда вскрыли конверт, выяснили, что автор никому из членов жюри неизвестен. После победы в конкурсе и выхода марки Иван Иванович Дубасов навсегда связал свое творчество с марочной графикой. Вскоре он стал художником Московской печатной фабрики Гознак, из цехов которой выходят почти все советские марки, затем становится главным художником этой фабрики. Более чем за 40 лет работы И. И. Дубасов создал несколько сотен советских марок, по праву являющихся украшением альбомов миллионов филателистов и принесших ему заслуженную славу.

Уже первая убеждает нас, что победа И. И. Дубасова была, безусловно, заслуженной. От марок, представленных другими художниками (а среди них был и известный в то время художник Н. Б. Альтман) , марка Дубасова отличается особой выразительностью (рис. 3). Скупыми средствами она прекрасно передает величие темы. На марке рабочий высекает в граните юбилейную дату. Без лишних деталей, все лаконично, строго и в то же время торжественно.

Рис. 3
Рис. 3

По этому рисунку в ноябре 1922 г. вышла пятимарочная серия, достойно отметившая пятилетний юбилей Великого Октября.

Начало Филателистической ленинианы

Имя, идеи, образ Владимира Ильича Ленина, гениального мыслителя, организатора КПСС и Советского государства, великого вождя и учителя мирового пролетариата, бесконечно близки и дороги всем трудящимся Земли. В нашей стране и ряде других стран созданы многие мемориалы и музеи, памятники и картины, спектакли и кинофильмы, посвященные Владимиру Ильичу. Есть и еще один замечательнейший памятник величайшему из людей: почти в пятидесяти странах Европы, Азии, Африки и Америки издано около 800 марок и блоков, сотни художественных маркированных конвертов и почтовых карточек, штемпелей, посвященных В. И. Ленину. Сотнями миллионов экземпляров, не зная государственных границ, они проникают в самые отдаленные уголки мира.

Коллекционирование этих почтовых миниатюр приобрело огромную популярность. Многими филателистами у нас и за рубежом разработаны и оформлены замечательные тематические коллекции, посвященные жизни и революционной деятельности В. И. Ленина. Такие коллекции являются подлинным украшением любой филателистической выставки.

Коллекции Ленинианы, построенные по тематическому принципу, обычно начинаются с марок, посвященных детским и юношеским годам Владимира Ульянова, но хронологически открывают филателистическую Лениниану траурные марки, вышедшие в дни всенародной скорби, когда страна прощалась с Ильичем. Это были первые официально изданные марки с портретом В. И. Ленина. Мы к ним еще вернемся, но сначала расскажем о марках - предшественницах филателистической Ленинианы.

В 1921 г. Наркомпочтель РСФСР готовил марку с портретом В. И. Ленина. Предполагалось выпустить марку номиналом 100 руб., напечатав ее сложным, но очень эффектным способом меццо-тинто ("черная манера"). Это гравюра на металле, предназначенная для глубокой печати и отличающаяся от обычной металлографии глубиной и бархатистостью тона, богатством и тонкостью передачи светотеневых эффектов. Но в то время на фабрике заготовления государственных бумаг не было оборудования для печатания марок этим способом. Наркомпочтель и Гознак передали отпечатать проект марок 16-й типографии Мосполиграфа.

Проект изготовлялся под руководством иностранного специалиста Видемана, переведенного незадолго перед тем в Гознак из Иркутска. Однако мастер Видеман был не только опытным полиграфистом, но и филателистом. Как указывалось в статье "История двух эссе"*, опубликованной в журнале "Советский филателист" № 5 (81) за 1928 г., собираясь уезжать к себе на родину, Видеман решил заработать на проекте. С этой целью он присвоил несколько проб (проектов) из тех, которые впоследствии были переданы Гознаком на утверждение Наркомпочтелю, и, больше того, сделал и второй проект, который даже не был передан Гознаку.

*(Эссе - это отпечатанный образец марки, предназначенный для утверждения к тиражированию. Даже если марка не будет утверждена и выпущена с данным рисунком или в предложенном цвете, все равно такие проекты представляют большой интерес для филателистов.)

Однако марки с портретом В. И. Ленина даже по первому проекту выпущены не были. Всем хорошо известна необычайная скромность Владимира Ильича: он не любил, чтобы о нем писали, печатали его портреты. Как сообщал тогда московский корреспондент газеты "Нью-Йорк Тайме", когда В. И. Ленину показали пробные оттиски марок с его портретом, он сердито сказал: "Вы думаете, что мне, как раньше царю, хочется иметь свое изображение на марках Российской Республики?" По настоянию В. И. Ленина все эссе вместе с изготовленными клише были уничтожены. Все, кроме присвоенных Видеманом. Он все же увез несколько экземпляров за границу. Там он продал вывезенные эссе, причем оба вида по одному экземпляру попали в коллекцию известного филателиста Карла Шарфенберга. В 1928 г. Шарфенберг в Нью-Йорке решил продать свою специализированную коллекцию русских и советских почтовых марок, но не сошелся в цене с торговцем. Вынужденный срочно вернуться в Европу и нуждаясь в деньгах, он заложил свою коллекцию, а когда захотел ее выкупить, срок заклада уже истек. Коллекция перешла в собственность одной филателистической фирмы, и дальнейшая судьба марок - предшественниц филателистической Ленинианы - неизвестна.

Требование В. И. Ленина работниками Гознака было выполнено настолько добросовестно, что ни в архивах Гознака, ни в Ленинградском музее связи СССР им. А. С. Попова не сохранилось ни оригинала, ни пробных оттисков этих марок. До сих пор не удалось выяснить, кто из художников создавал оригинал, какой портрет В. И. Ленина был использован, в каких цветах делались оттиски.

К концу 1921 - началу 1922 гг. относится и другая история ленинских "марок". Слово марка взято в кавычки потому, что предыдущие марки, хотя и не были выпущены в обращение, но готовились почтовой администрацией и их можно с полным правом называть предшественницами ленинских марок, а "марки", о которых пойдет речь, "издавались" частным лицом, да еще и в другой стране. Такие марки принято называть фантастическими, а еще точнее, спекулятивными.

Да, история филателии знает и такое. Интерес к Советской России во всем мире был огромен. Однако зарубежные филателисты мало знали о советских почтовых марках. Хотя в августе 1921 г. и вышла интересная серия с аллегорией "Освобожденный пролетарий", о которой уже говорилось, но до многих стран они тогда еще не успели дойти.

Этим решил воспользоваться филателистический делец Марко Фонтано, который прикрывался ширмой Товарищества итальянской филателии в Венеции. Еще до этого он выпустил фантастическую серию "марок", известную под названием "Одесский помгол". Фальшивка была разоблачена во втором номере журнала "Советский филателист" за 1922 г., а в третьем номере редактор журнала Ф. Г. Чучин был вынужден снова обличать ловкого фальсификатора. Стремясь нажиться на интересе к советским маркам, Марко Фонтано пустил на филателистический рынок серию из семи разных марок номиналами от 2500 до 450 ООО руб., на которых были изображены эмблема Серп и Молот, рабочий, крестьянин, красноармеец; на марке в 150 000 руб. воспроизведен портрет В. И. Ленина.

В этой же статье, которая называется "Спекуляция на революции в РСФСР", Ф. Г. Чучин говорит о художественных "достоинствах" этих марок: "... эта грубая подделка будет ясна и без нашего разоблачения: модернизованные фигуры рабочего, крестьянина и красноармейца, вытянутые в волосок и страдающие параличем всего тела, не имеют в себе и тени намека на русскую действительность и современное русское искусство, - в этом можно убедиться хотя бы путем сравнения этих фигур с таковыми на русских действительных новых марках, помещенных нами в отделе новостей этого номера (рабочий и красноармеец), а тов. Ленин не раз журил своих услужливых друзей за попытки изобразить портреты вождей на марках, отмахиваясь обеими руками от навязываемой ему популярности и категорически воспрещая это делать кому бы то ни было".

Статья была напечатана в журнале на русском и немецком языках, но, пока эти сведения дошли до филателистов стран Европы и Америки, спекулянт Марко Фонтано успел изрядно "погреть" руки.

Вернемся, однако, к первым официально изданным ленинским маркам. Читатели знают, что это были траурные марки. В дни глубокого всенародного траура по решению Советского правительства Коллегия Наркомпочтеля постановила издать серию марок по увековечению памяти Владимира Ильича. Создание оригинала было поручено И. И. Дубасову, уже работавшему тогда в Гознаке. Работа была чрезвычайно ответственна, а времени - в обрез (оставалось меньше одного дня). Художник остановился на одной из фотографий В. И. Ленина, сделанных известным фотографом Петром Адольфовичем Оцупом 16 октября 1918 г. в рабочем кабинете Ильича. Об этих снимках много лет спустя (21 апреля 1961 г.) П. А. Оцуп рассказывал в газете 'Вечерний Ленинград": "Однажды делали мы интересный альбом, посвященный жизни братских республик, и я принес показать Ленину готовые снимки. Они понравились Владимиру Ильичу. В конце беседы я попросил разрешения у Владимира Ильича сфотографировать его.

- Кого? Меня? - удивленно воскликнул он. - Кому это нужно? Снимайте лучше массы.

Я стал настаивать.

- Ну ладно, что с Вами поделаешь, - согласился Ленин. - А пока Вы готовите аппарат, я почитаю "Правду".

Аппарат у меня был заряжен, и я незаметно сделал три снимка. После этого попросил Владимира Ильича специально попозировать для портрета. В тот день я сделал девять фотографий Ленина . . .".

В действительности, как известно из сохранившихся фотодокументов, П. А. Оцуп в тот день сделал не менее 11 фотографий В. И. Ленина. Одну из них и выбрал И. И. Дубасов. Это замечательный портрет. Свет выделяет форму большого ленинского лба и делает портрет очень выразительным.

Сжатые сроки требовали, чтобы проект марки был лаконичен, прост, и в то же время было необходимо придать изображению траурность, торжественность и монументальность. И. И. Дубасов остановился на силуэтной передаче портрета и подготовил проект в черно-сером цвете. Художник блестяще справился с задачей и в срок представил работу на утверждение.

Марку дважды коллегиально утверждали в НКПиТ (Наркомпочтеле): 25 января в 16 часов утвердили фотографию с дубасовского рисунка, уменьшенную до размеров марки. 26 января в 20 часов марку разрешили печатать. Тогда же были добавлены слова "Почта СССР" и введена красная рамка. Номиналы 3, 6, 12 и 20 коп. золотом соответствовали тарифам, введенным с октября 1923 г. Окончательный текст на марках был написан художником Гознака В. Куприяновым.

Планировалось выпустить марки в обращение 28 января, но полиграфисты, понимая срочность и важность работы, выполнили ее менее чем за сутки, и уже в 16 часов 27 января в день похорон великого вождя первые траурные марки поступили в обращение в Москве, одновременно началась рассылка марок на места. Ввиду срочности первый тираж не перфорировался и был оставлен беззубцовым (рис. 4).

Рис. 4
Рис. 4

В этот же день работник Наркомпочтеля вручил Надежде Константиновне Крупской конверт. На листе бумаги было написано:

"Уважаемая товарищ Крупская!

Коллегия Народного Комиссариата почт и телеграфов СССР при сем прилагает траурные марки, выпущенные в день и час похорон Владимира Ильича Ленина.

С коммунистическим приветом

Член коллегии НКПиТ СССР Секретарь коллегии" (Далее следовали подписи.)

В тот же день такие конверты от Наркомпочтеля получили А. И. Ульянова, М. И. Калинин, Ф. Э. Дзержинский, В. В. Куйбышев, И. В. Сталин, Е. М. Ярославский, Г. В. Чичерин, А. Д. Цюрупа и другие видные деятели партии и государства.

Чтобы донести образ В. И. Ленина, впервые появившийся на марках, до отдаленных уголков страны, предписывалось передавать траурные марки в почто-вые окна немедленно, при получении их на местах. Знаки почтовой оплаты таких же номиналов стандартного выпуска до израсходования траурных марок изымались из продажи.

Серия марок "Памяти основателя Коммунистической партии и Советского государства В. И. Ленина" (согласно Каталогу почтовых марок СССР 1918 - 1980 гг.) выпускалась несколько раз на бумаге разных тонов - белой, сероватой и желтоватой, без зубцов и с зубцами. Красная рамка - узкая, средняя и широкая. Последний выпуск состоялся в марте 1924 г.

Через год, в день годовщины смерти Владимира Ильича, поступили в обращение четыре новые марки. Их оригиналы были выполнены тогда еще молодым, а позже одним из известных и талантливых создателей марок В. Завьяловым. На марках изображен открытый 1 августа 1924 г. второй, деревянный Мавзолей В. И. Ленина, созданный по проекту архитектора А. Щусева (см. рис. 4). Марки предназначались для оплаты простых и заказных внутренних и международных писем. Как при распространении траурных марок, почтовые учреждения обязали в первую очередь продавать марки с рисунком Мавзолея и до их полного израсходования приостановить продажу равноценных марок курсировавшего стандартного выпуска.

С тех пор марки ленинской темы навсегда заняли почетное место среди советских почтовых эмиссий. Марки, посвященные В. И. Ленину, по одной и серия-ми стали выпускаться почти ежегодно и по нескольку раз в год. Марок и блоков, непосредственно посвященных В. И. Ленину, в нашей стране вышло около 400. Для них использовались известные и малоизвестные фотографии, кадры кинохроники и даже художественного фильма С. Эйзенштейна "Октябрь", портреты и картины, написанные художниками, скульптурные памятники и композиции и т. д. (рис. 5).

Рис. 5
Рис. 5

Филателисты ведут увлекательный поиск, устанавливая, что послужило основой для создания оригинала той или иной ленинской марки. Читатели найдут очень интересный материал о таком плодотворном поиске в книгах: Карлинский В. Марка зовет в путь. - М.: Связь, 1966. - 86 с.; Китаин Л. Е. Лениниана - тема века. - М.: Изд. ВОФ, 1970. - 64 с. и в других публикациях.

А мы вернемся еще к одной ленинской марке. Выше упоминалось, что тематические коллекции Ленинианы часто начинаются марками с портретом Володи Ульянова в четырехлетнем возрасте. Когда же впервые появилась эта марка? Этот всем известный детский портрет, сделанный в фотографии Е. Закржевской в Симбирске в 1874 г., был использован при создании октябрятского значка, и сейчас каждый октябренок с гордостью носит его на груди. Глеб Максимилианович Кржижановский писал об этой фотографии: "С того детского портрета Владимира Ильича, который в настоящее время широко известен, на нас смотрит необыкновенно привлекательное детское личико. Но чтобы этот ребенок мог превратиться в знакомый всем нам облик зрелого Владимира Ильича с таким характерным куполом лба и с таким благородным очертанием губ, чтобы такой простотой и ясностью гения веяло от слов и дел его, для всего этого потребовались годы углубленной и напряженной работы над самим собой, но не для самого себя"*.

*(Воспоминания о В. И. Ленине. - М.: Госполитиздат, 1969, с. 118.)

Первая марка с детским портретом В. И. Ленина появилась в серии "В помощь беспризорным детям", выпущенной в конце 1926 - начале 1927 гг. С ней связаны некоторые курьезы, и для того чтобы стало понятно их происхождение, вернемся на несколько лет назад.

Верный ученик и ближайший соратник В. И. Ленина, "всесоюзный староста", как его любовно называли советские люди, Михаил Иванович Калинин, будучи председателем ВЦИК, а затем председателем Президиума Верховного Совета СССР, уделял огромное внимание развитию социалистической культуры. Почти четверть века - с 1922 по 1946 гг. - он осуществлял шефство над советской филателией и внимательно следил за ее развитием.

В 1924 г. в числе государственных мероприятий по увековечению памяти В . И. Ленина в РСФСР был создан фонд имени В. И. Ленина для организации постоянной помощи беспризорным детям. Комиссию ВЦИК по организации этого фонда и распоряжению им возглавил М. И . Калинин. .

Специальным постановлением ВЦИК и Совнаркома этой комиссии была непосредственно подчинена Советская филателистическая ассоциация (СФА). Доходы СФА, полученные от продажи советских марок у нас и за границей, шли в фонд имени В. И. Ленина.

По инициативе М. И. Калинина Наркомпочтель в конце 1926 г. приступил к выпуску серии почтово- благотворительных марок в помощь беспризорным детям. Контроль над их художественным оформлением осуществляла Деткомиссия ВЦИК. В обращение поступила марка коричневого цвета номиналом 10 коп. на бумаге без водяного знака и с водяным знаком "Ковер", изображающая детей - мальчика и девочку.

В январе 1927 г. вышла синяя марка этой же серии номиналом 20 коп. с известным портретом четырехлетнего Володи Ульянова, тоже на бумаге двух видов. Часть номинальной стоимости марок поступала в фонд имени В. И. Ленина.

. . . Прошло много лет. В середине 50-х гг. в филателистических магазинах появилась третья марка серии номиналом 20 коп., ультрамариновая, на бумаге двух видов. В последних каталогах почтовых марок СССР ей присвоены номера (0246) XVII и (0248) XVIII. Скобки свидетельствуют о том, что эти марки в обращение не поступили. Каталоги о них пишут просто: ''Пионер - ультрамариновая".

Появление через 30 лет двух новых марок вызвало среди филателистов различные толки. Высказывались разные предположения, среди которых были и впрямь фантастические. Кое-кто, например, говорил даже, что это вражеским элементам, проникшим в Гознак, удалось протащить на марку изображение "последнего наследника престола" Алексея. Но провокацию, дескать, своевременно обнаружили и марку в обращение не пустили. По этому поводу были обоснованные возражения: почему же ее не уничтожили, а пустили в филателистическую продажу и почему на "царевиче" пионерский галстук?!

Загадка разрешилась лишь в 1973 г. В сборнике "Советский коллекционер" № 10 была опубликована интересная статья М. Милькина "М. И. Калинин и советская филателия". Автор статьи много лет был одним из руководящих работников СФА, в 20-х гг. он еженедельно докладывал Михаилу Ивановичу о работе этой организации. В статье М. Милькин делился воспоминаниями о встречах с ним и, между прочим, вспоминал об интересующей нас серии:

"Предполагалось, что на обеих марках серии будут изображены советские дети. Все шло хорошо, и только после того, как тираж серии был готов, выяснилась неприглядная подробность. На марке 20-копеечного достоинства оказался не обобщенный образ ребенка, а вполне конкретный портрет . . . сына одного из руководящих работников Деткомиссии. Не столько возмущенный, сколько раздосадованный самим фактом, Михаил Иванович вспомнил, как зло издевался Ленин над подобными проявлениями административного восторга, называя их метким словечком - "комчванство". Выпуск серии в почтовое обращение был отложен, а "заботливый" папаша освобожден от работы в Деткомиссии.

Но, как говорится, "нет худа без добра"! Раз возникла мысль о портрете конкретного ребенка, Михаил Иванович предложил достойный выход. На новой марке серии был впервые воспроизведен портрет Володи Ульянова в четырехлетнем возрасте (по малоизвестной в то время фотографии Е. Закржевской). Прошло почти полвека, а эта марка, сюжет которой счастливо был найден М. И. Калининым, до сих пор остается самой популярной и самой любимой маркой советской детворы. Тираж же не выпущенной в обращение марки впоследствии был передан СФА для реализации в качестве одного из филателистических курьезов".

Однако с серией приключился еще один курьез. При выпуске почтово-благотворительных марок в прессе было официально объявлено, для каких целей будет использована благотворительная надбавка. Журнал "Советский филателист" сообщал: "Выпущена благотворительная почтовая марка с надбавкою в пользу беспризорных детей. Из номинальной стоимости марки в 10 коп. в почтовый доход ведомства поступает 8 коп., а остальные две копейки отчисляются в распоряжение Комиссии ВЦИК по улучшению жизни детей"*. Из 20-копеечного номинала ленинской марки отчислялось тоже 2 коп.

*("Советский филателист", 1926, № 1, с. 14.)

Но на Западе нашлись недоброжелатели, как всегда стремившиеся использовать малейший предлог, пусть даже выдуманный, для того чтобы бросить тень на нашу страну. В некоторых журналах ("Berliner Briefmarken Zeitung", "Hamburger Fremdenblatt") появились "сообщения", что необыкновенная популярность этих марок (это они, правда, признавали) объясняется будто бы тем, что советская почта, повысив тарифы до 10 и 20 коп., не пожелала делиться доходами с Деткомиссией ВЦИК, поэтому выпуск марок был прекращен, тираж выпущенных марок невелик (всего 50 тыс.), этим и вызвана их популярность.

Все это, конечно, было сплошным злонамеренным вымыслом. Тираж каждой марки на бумаге без водяного знака составлял 3 млн. экз., а с водяным знаком - 2,5 млн. Сообщение об отчислениях Деткомиссии ВНИК говорит само за себя.

Чтобы не давать поводов для кривотолков, в апреле 1927 г. эти две марки были выпущены в измененных цветах (дети - светло-зеленая, В. И. Ленин в детстве - карминово-розовая), но уже с разделением суммы почтового сбора и сбора в фонд имени В. И. Ленина помощи беспризорным детям (8 к. + 2 к., 18 к. + 2 к.). Так ответила советская почта на досужие вымыслы, а филателисты получили еще одну серию марок (рис. 6).

Рис. 6
Рис. 6

Рабочий, красноармеец и крестьянин

В 1962 г. в серии "Художники и скульпторы нашей Родины" увидела свет марка, посвященная 75-летию со дня рождения советского скульптора Ивана Дмитриевича Шадра (1887 - 1941). Рядом с портретом скульптора мы видим на марке одно из лучших его произведений - скульптуру "Булыжник - оружие пролетариата", хранящуюся в Центральном музее В. И. Ленина. Эта скульптура, проникнутая пафосом революционной борьбы, олицетворяет величие духа борющегося пролетариата. Авторское повторение скульптуры есть в Центральном музее Революции. На марке, посвященной 50-летию музея, также воспроизведена эта скульптура.

Еще одна марка имеет отношение к творчеству И. Д. Шадра. На марке № 2323 (1959 г.) изображен памятник М. Горькому в Москве. Проект памятника был разработан Шадром. Затем скульпторы В. И. Мухина, Н. Г. Зеленская и 3. Г. Иванова по этому проекту доработали памятник, внесли некоторые изменения, но сохранили все особенности статуи, которые были приданы ей Шадром. Это нашло отражение в новом каталоге.

Но больше всего повезло скульптурам И. Д. Шадра "Рабочий", "Крестьянин" и "Красноармеец". Им принадлежит своеобразный рекорд в советской филателии. Они составляли основу всех довоенных стандартных выпусков. С 1922 по 1940 гг. было выпущено более 120 марок по этим скульптурам, а с разновидностями - около 200. Если принять во внимание массовые тиражи советских стандартных марок, учесть, что ряд этих марок печатался на советских маркированных почтовых карточках и конвертах, добавить к этому, что гравюры по этим скульптурам печатались и на советских денежных знаках, то окажется, что им принадлежит и мировой рекорд. Десятилетиями сотни миллионов этих марок доносили во все уголки земли выразительные образы людей нового мира.

Автор этих скульптур Иван Дмитриевич Иванов, чья жизнь в искусстве прошла под псевдонимом Шадр, - в полном смысле выходец из народа. Он родился в 1887 г. в уральском городе Шадринске. Отец его был плотником. Сам скульптор с 11 лет работал на фабрике купцов Панфиловых. Передовые русские интеллигенты - артист М. Е. Дарский, великий реформатор театра К. С. Станиславский, художники И. Е. Репин, Н. К. Рерих - помогли Шадру найти свое место в искусстве. Он стал скульптором.

После окончания гражданской войны, готовясь к выпуску новых денежных знаков и почтовых марок, Гознак поручил эту работу главному художнику Технического отдела И. Д. Шадру, который предложил неожиданное решение: прежде всего создать серию объемных скульптур, затем сфотографировать их с разных точек в разных ракурсах, а по отобранным фотографиям создать оригиналы для денег и марок.

Жена скульптора, Татьяна Владимировна, вспоминала, сколько московских заводов объездил Шадр в поисках модели будущей скульптуры. На листы альбома один за другим ловились эскизы. Постепенно создавался собирательный образ рабочего. Гордо поднятая голова, руки, опирающиеся на молот, - человек сильный, цельный, мужественный, со взглядом, устремленным в будущее.

Следующим художник изваял бюст красноармейца. Мы видим простого русского парня, крепко сжимающего ремень винтовки, готового по первому зову пойти на бой с врагом.

По фотографиям со скульптур "Рабочий" и "Красноармеец" художник Гознака Н. Троицкий сделал ксилогравюры, художник А. Якименко подготовил орнаментальные рамки и подписи. Сначала были выпущены деньги, а затем марки. На денежных купюрах, благодаря более крупному масштабу и металлографическому способу печати, "Рабочий" и "Красноармеец" выглядят более выразительно и монументально. Значительное уменьшение и типографская печать марок несколько снижают впечатление, но главные черты скульптур переданы хорошо (рис. 7).

Рис. 7
Рис. 7

Лепить "Крестьянина" И. Д. Шадр отправился в родной Шадринск. Вот как сам скульптор описывает поездку в глухую уральскую деревушку Прыговую:

"На другой день в поисках типажа я увидел сидящего на завалинке около своей избы старика, похожего на Ивана Грозного из "Псковитянки", - подсел рядом.

Дедушке Павлу сто пятнадцать лет стукнуло ... Дед опирался подбородком на длинную палку и о чем-то думал. Долго и пространно рассказывая ему о цели своего приезда в деревню, я спросил, наконец, будет ли он для меня позировать. Дед не шелохнулся. Предположив, что он глухой, я взглянул ему в опущенные глаза и, повысив голос, стал убеждать его. Дед неожиданно выпрямился: длинные седые брови космами затряслись, он высоко взмахнул над моей головой палкой: "Окаянный, что ты меня улещаешь? Я на карточку-то отродясь не сымался, а ты с меня куклу стряпать хошь . . .".

Разговаривал Шадр и с другими бородачами и, наконец, увидел крестьянина Порфирия Петровича Калганова. Но и этого богатыря, у которого, по словам Шадра, "земля в бороде и в морщинах лица", уговорить удалось не сразу. На первых порах даже подписанная самим "всесоюзным старостой" Михаилом Ивановичем Калининым рекомендация не помогла. Только односельчанам, наконец, удалось добиться его согласия. Зато в процессе работы дед сидел не шелохнувшись.

Марка по скульптуре "Крестьянин" была выпущена впервые в мае 1923 г. В честь П. П. Калганова (а не Самылова, как считали многие авторы филателистических публикаций) филателисты называют эту марку "Дед Перфил" (см. рис. 7).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"