предыдущая главасодержаниеследующая глава

Часть II. Филателистические были и небылицы

Глава 6. О редких находках - с улыбкой

Удивительное совпадение фантазии

Приведем рассказ, напечатанный в журнале "Филателия СССР" № 9 за 1979 г. Со ссылкой на журнал "Дер Брифмаркенхандлер" передается удивительная история о том, как отправился на рыбалку любитель-рыболов. Сидя в лодке вблизи берега, он поймал на крючок очень крупную рыбу. Когда же она, сильно натянув лесу, сорвалась с крючка, леса перекинулась через рыболова на берег и там зацепилась за ящик с мусором. Не желая терять крючок, рыбак с великой досадой подплыл к берегу, чтобы отцепить его. Каково же было его удивление, когда он увидел, что крючок зацепился за пачку старой корреспонденции, очевидно, кем-то брошенной в мусорный ящик. В рыбаке проснулся филателист. Он сел перед ящиком и начал тщательно просматривать оболочки писем.

Среди многих ничего не стоящих марок рыбак обнаружил полоску из трех редких марок Мекленбург-Шверина без зубцов. Рыбак отправился домой, очень довольный своим "уловом".

Филателистические варианты на тему рыбацкой байки о в-о-о-о-т такой рыбе можно встретить не в одном журнале. Меняется только страна и "улов". Называются обычно весьма редкие марки, хотя и не редчайшие.

Сенсационные находки

В 60 - 70-х гг. в нашей печати и во многих зарубежных изданиях появились подробные сообщения о находках бакинскими коллекционерами двух редчайших марок. В наше время ребята на чердаках уже не находят мировых уникумов и раритетов, например "Красную Гвиану" и другие марки. Поэтому сообщения вызвали большой интерес.

В истории, которая будет рассказана, участвуют редкие марки: "Голубой Маврикий" и "Тифлисская городская". Это мировые раритеты. Марки о-ва Маврикий, голубая и оранжевая, изданные в 1847 г. с допущенной местным гравером Жозефом Бернардом ошибкой "post office" (почтовая контора, или, попросту, почта) вместо "post paid" (почтовый сбор оплачен, взыскан), очень редки. Часть из них супруга губернатора острова леди Гомм наклеила на письма с приглашениями на бал. Не будем описывать истории находок этих марок. Всего найдено 26 штук (голубых и оранжевых, вместе взятых). Эти марки "на строгом учете", т. е. специалистам хорошо известно, где и у кого находится каждая из них. В книге мы нигде не говорили о цене марок, но ради лучшего понимания конца этой истории стоит допустить исключение. Несколько лет тому назад нью-орлеанская филателистическая фирма братьев Уилл продала конверт с двумя "оранжевыми Маврикия- ми" за 380 тыс. долларов. Это самая высокая цена, когда-либо полученная за конверт.

Шестикопеечная марка Тифлисской городской почты 1857 г. была известна в трех экземплярах. Они находились в коллекции известного русского филателиста - владельца ювелирной фирмы Агафона Карловича Фаберже. Из коллекции Фаберже (он умер в 1946 г. в Финляндии) они попали к богатым филателистам США и Западной Европы. То, что марки такого "ранга" оказались в Баку, конечно, не могло не вызвать сенсации. Но изложим кратко все по порядку.

В газетах, журналах, книгах у нас и за рубежом (позже в Москве был выпущен в продажу рисованный диафильм) подробно описывалась история находки 27-го "Маврикия".

Бакинский филателист Виктор Гаврилович П. (называлась его полная фамилия), отдыхая в Крыму, прочел в газете объявление о продаже книг.

Нужных ему книг у хозяйки дома, поместившей объявление, не оказалось. Собираясь уходить, П. спросил, нет ли марок. Хозяйка позвала из другой комнаты сына - научного работника. Он вспомнил, что у него где-то есть несколько марок, разыскал их и подарил П., рассказав о том, как они к нему попали. Сын хозяйки во время войны командовал в Крыму партизанским отрядом, которому удалось захватить в плен видного генерала CC. Генерал вел себя надменно, но стал нервничать лишь тогда, когда в его портсигаре под папиросами нашли несколько марок на вырезках с конвертов. Это навело на мысль, не являются ли марки шифром.

Вырезки отправили в штаб армии, генерала вскоре переправили туда же. Оказалось, что марки не скрывают никакого шифра, их вернули партизанам - и вот они у П. Он тепло поблагодарил хозяина, не подав виду, что марки никакого интереса не представляют.

По возвращении в Баку П. решил отмыть марки с вырезок и бросил их в тарелку с водой. Каково же было его удивление, когда он увидел, что в тарелке плавает на одну марку больше, чем было на вырезках. Оказывается, вырезки были только маскировкой - под одной из ничего не стоящих марок скрывалась другая. Ошеломленный П. выловил из тарелки и держал в руках "голубую филателистическую мечту" - знаменитого 27-го "Маврикия".

Немало писали в газетах и о находке марки Тифлисской городской почты. Первой о ней написала сухумская журналистка Нина Кайдалова. Кратко история сводится к тому, что марка находилась в коллекции известного американского филателиста Хоустона. После его смерти в 1936 г. наследники пытались продать коллекцию, но специалисты заявили, что марки в ней поддельные. Альбом бросили в мусор, но тут заметили, что под поддельными марками были спрятаны подлинные. Правда, одна марка, именно марка тифлисской почты, где-то в мусоре затерялась. Через некоторое время для уборки виллы покойного филателиста наняли молодого безработного, родители которого еще до революции эмигрировали в Америку из Грузии. Вынося мусор, он случайно заметил грязный листок с марками. Вот как заканчивает эту историю Н. Зыков в большой статье, опубликованной в газете "Советская Россия" 2 ноября 1973 г.:

"Ради любопытства посмотрел и заволновался: на одной марке стояла надпись "Тифлис" - родина его родителей, родина, о которой он только слышал от матери. Он бережно отклеил марку, завернул в бумагу и хранил как реликвию. А когда настал счастливый для него день и он смог вернуться на Родину, решил подарить марку тому соотечественнику, который увлекается коллекционированием.

Так закончилось путешествие марки - она вновь вернулась домой".

Пресса сообщала, что марка была подарена одному из бакинских филателистов, а позже тот, в свою очередь, подарил ее Центральному музею связи им. А. С. Попова в Ленинграде, где она заняла достойное место в государственной коллекции почтовых марок.

Сообщалось также, что "голубой Маврикий" тоже не остался в Баку. П. считал, что полученная им марка когда-то принадлежала командиру "Варяга" Всеволоду Федоровичу Рудневу, затем с частью его коллекции была передана Военно-Морскому музею в Севастополе, откуда и была похищена эсэсовским генералом. Поэтому П. завещал передать после его смерти марку восстановленному музею в Севастополе, что и было выполнено супругой покойного.

Но не спешите в музеи, чтобы увидеть эти редчайшие марки. Приходится разочаровать читателей - их там нет и быть не могло. Автор давно интересовался этими историями, был в Баку, встречался с П. и другими филателистами, среди которых у него много добрых друзей, встречался со сведущими сотрудниками ленинградского и севастопольского музеев, беседовал со специалистами. Обращает на себя внимание тот факт, что об этих находках в основном писала нефилателистическая пресса. Ни один серьезный филателист у нас об этих марках не писал. Подлинность таких марок должна обязательно устанавливаться высококвалифицированными экспертами, но экспертизе они не подвергались, их вообще не показывали сколь-нибудь знающим филателистам, хотя в гостях у П. побывало несколько известных и опытных филателистов из Москвы и других городов. Эти выловленные в тарелке и мусоре марки - такая же рыбацкая побасенка, как та, о которой уже говорилось. Обладатели этих "марок" скорее всего добросовестно заблуждались, принимая подделки за подлинные марки.

Лет 15 назад автор этих строк был в гостях у заместителя председателя Правления Всесоюзного общества филателистов А. М. Смыслова. Майор А. М. Смыслов 8 - 9 января 1943 г. дважды вместе с переводчиком - капитаном Дятленко - выполнял миссию советского парламентера, предлагая окруженной под Сталинградом армии Паулюса сдаться, во избежание бессмысленного кровопролития. А. М. Смыслов был не только мужественным воином, но и очень серьезным, знающим филателистом, одним из организаторов ВОФ. Почти одновременно в гости пришел немолодой человек, которого А. М. Смыслов представил как известного филателиста из Сибири. По просьбе хозяина гость достал из кармана и показал нам небольшой кляссер, в котором лежала всего одна марка ... "голубой Маврикий". В ответ на удивленно-вопросительный взгляд гость и хозяин смеясь объяснили, что марка была приобретена в Прибалтике, что сибиряк понимал сомнительность ее подлинности, но все же приобрел. Специалисты установили, что марка фальшивая, но ее новый владелец не расстраивается, а будет хранить ее как курьез. Вот так - без сочинения фантастических историй.

Филателистическая выставка в тюрьме

Известно, что в тюрьмах США порядки весьма своеобразны. Для заключенных победнее они отличаются большими строгостями, а для тех, кто побогаче, существуют различные послабления. В тюрьме небольшого города Вальпорт много лет существовал филателистический клуб заключенных. В 1971 г. тюремное начальство решило отметить 15-летие клуба юбилейной выставкой. Оно надеялось, что выставка принесет определенную пользу: покажет посетителям заботу администрации о заключенных, отвлечет их от грустных мыслей. Осталось неизвестным, какую духовную пользу принесла эта выставка, но материальную пользу кто-то, несомненно, извлек. С выставки похитили несколько коллекций марок Австрии, ООН, Германии стоимостью более 20 тыс. дол. С помощью посетителей "с воли", которых свободно пропускали на выставку и не очень тщательно проверяли при выходе, эти коллекции были переправлены из тюрьмы и бесследно исчезли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"