предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 10. Пираты,призраки и фантазии

"Триумф" Воробьянинова

История буржуазной филателии и, к сожалению, не только история, но и современность оперируют такими понятиями, как филателистические пираты, марки-призраки, фантастические выпуски, нежелательные эмиссии и т.п. И раньше, и теперь встречаются в филателии Запада мошенники, дельцы и ловкачи, стремящиеся погреть руки на увлечении миллионов людей коллекционированием марок, придумывающие все новые способы перекачивания денег из карманов филателистов в собственные карманы.

Такие дельцы стараются любым способом монополизировать право выпуска и распространения каких-то марок и использовать эту монополию в целях наживы, правда, иногда - в престижных целях. Читатели помнят о последнем болгарском царе, для которого выпускались блоки тиражом 15 - 20 шт., чтобы тешить его филателистическое самолюбие. В ряде стран (Франция, некоторые африканские страны и др.) практикуется выпуск так называемых "министерских блоков" или "люксус-блоков" тиражом 150 - 300 шт. Почтовые администрации дарят их высокопоставленным лицам.

Случай использования монопольного маркоиздательского права в целях филателистического "самоутверждения" известен и нашей литературе. Его "героем" выступает Киса Воробьянинов, похождения которого мастерски выписаны сатирическими перьями Ильи Ильфа и Евгения Петрова. В конце прошлого - начале нынешнего века у нас и за рубежом многие филателисты увлекались коллекционированием русских земских марок, отличавшихся от государственных большим разнообразием рисунков. Интерес зарубежных коллекционеров к земским маркам послужил темой для забавной новеллы в главе "Прошлое регистратора загса", которая не была включена авторами в окончательный вариант романа "Двенадцать стульев".

Оказывается, в бурной биографии Воробьянинова были и времена увлечения филателией, когда он как уездный предводитель дворянства сам имел отношение к выпуску марок. Узнав, что самой полной коллекцией русских земских марок обладает англичанин Энфильд, Ипполит Матвеевич придумал злорадный способ одолеть соперника без особых затрат. Используя свое положение, он добился от уездной земской управы выпуска новой серии марок Стар- городского земства в количестве всего двух экземпляров, после чего собственноручно уничтожил клише.

Когда же Энфильд письменно в самых любезных выражениях обратился к нему с почтительной просьбой продать один экземпляр по любой цене, старгородский лев - Воробьянинов в ответном письме ограничился лаконичной фразой, выведенной латинскими буквами: "Накося выкуси".

Зеебеки старые и новые

Если в литературе Воробьянинов стремился победить соперника, то в жизни некоторые ловкие марко- издатели думают только о наживе. Классическим примером служат "марки Зеебека". Филателисты назвали их так по имени "создателя" этих марок Николаса Фридриха Зеебека. Он родом из Германии, где владел небольшой фирмой по торговле марками. Переехав в США, Зеебек вскоре стал одним из руководителей солидной типографской фирмы. Стремясь обеспечить фирму и себя постоянными высокими доходами, он в 1889 г. предложил республике Сальвадор ежегодно к 1 января снабжать почту республики бесплатно всеми необходимыми марками. Взамен почтовая администрация Сальвадора должна взять на себя следующее обязательство: 31 декабря каждого года марки будут изыматься из обращения, а Зеебек снабдит почту на следующий год новыми марками; ежегодно все непроданные марки будут возвращаться Зеебеку; ему разрешается использовать печатные формы изъятых из обращения марок, чтобы печатать новые тиражи (в филателии это называют "новоделы") для продажи филателистам в различных странах.

Стремясь сэкономить на расходах по производству марок, Сальвадор принял предложение и подписал соглашение сроком на 10 лет. В течение двух лет аналогичные соглашения были заключены с Никарагуа,

Гондурасом и Эквадором. ЛишьБоливия отказалась заключить подобную сделку. Зеебек в 1892-1896 гг. отпечатал Эквадору девять, Гондурасу в 1890 - 1893 гг. - восемь, Никарагуа за 9 лет и Сальвадору за 7 лет - по двадцать восемь различных серий новых марок. Кроме того, для этих стран на таких же условиях печатались многочисленные цельные вещи (конверты и почтовые карточки с напечатанными на них марками).

Зеебек "осчастливил" филателистов выпуском более 700 различных марок и нескольких сотен цельных вещей, причем значительная часть тиражей тех и других попала в его руки. Он развернул широкую торговлю во многих странах. Марки и цельные вещи были напечатаны хорошо, тонкой техникой металлографической печати (на цельных вещах - тиснением), на высококачественной бумаге, яркими красками. Если к этому добавить разнообразие сюжетов, экзотичность даже самих названий стран, невысокие цены, по которым продавались марки филателистам, то станет ясно, почему они пользовались успехом у начинающих и юных филателистов.

Однако опытные филателисты быстро разобрались в этой операции. Они поняли, что коллекции засоряются многочисленными новоделами, которые Зеебек печатал с оставшихся у него форм уже после изъятия марок из обращения. Филателистические организации начали засыпать протестами почту республик, заключивших соглашения с Зеебеком. Некоторые из них расторгли соглашения досрочно, другие дождались истечения 10-летнего срока и не возобновили соглашения. В 1899 г. Зеебек умер, но фирма еще несколько лет продолжала наводнять филателистический рынок "марками Зеебека". Лишь полное отсутствие интереса к этим "изделиям" заставило ее прекратить их выпуск. До сих пор филателисты с пренебрежением относятся к этим маркам.

К сожалению, у Зеебека были последователи и подражатели. Еще в 1899 г. врач из Сан-Сальвадора Максиме Асеньйо заключил с никарагуанской почтой соглашение на 10 лет, обязавшись, как Зеебек, снабжать ее бесплатно необходимыми марками. Правда, взамен он не получил права оставлять у себя печатные формы и допечатывать потом марки. Формы он должен был передавать никарагуанской почте, которая их уничтожала. Но Асеньйо получил право от каждого тиража оставлять себе 50 тыс. экз. Если учесть, что тираж некоторых номиналов был невелик и составлял от 2 тыс. до 15 тыс. экземпляров, то можно понять, что, имея запасы этих номиналов по 50 тыс., ловкий делец мог диктовать филателистам свои цены и глубоко залезать в их карманы.

Все это дела давно минувших дней. Но за два последних десятилетия выросла и окрепла большая компания "современных Зеебеков", которых многие называют филателистическими пиратами. Филателистические советники и агентства, как они себя называют, заключают соглашения с малыми и крошечными государствами Азии, Африки, Америки и от их имени "издают" многочисленные серии "марок", а точнее, многокрасочных картинок наиболее популярных мотивов: живопись, космос, спорт, флора, фауна и т.д. Огромное количество подобных марок выпущено для Парагвая, Панамы, Бутана, Бурунди, Экваториальной Гвинеи, Чада и эмиратов Персидского залива (Абу-Даби, Айджман, Дубай, Эль-Фуджайра, Рас-эль-Хайма, Шарджа, Умм-эль-Кайвайн, ныне входящие в Объединенные Арабские Эмираты) и др. В отличие от марок Зеебека, эти марки, печатающиеся в Нью-Йорке, Токио, Риме, Брюсселе, Лондоне, Женеве, Бейруте, на Багамских островах и в других местах, в большинстве случаев даже не попадают в страну, название которой они несут, а направляются в филателистические торговые фирмы, распространяющие по всему миру эти псевдомарки. Встречающиеся гашеные марки тоже не были "у себя на родине" и никогда не клеились на письма. Они погашены все теми же фирмами и агентствами, причем часть из них гасится "высокопроизводительным" способом непосредственно при печатании. В печатную форму для печати черной краской вмонтированы штемпеля, форма печатает марки и одновременно гасит их. Все эти выпуски не вызваны потребностями почты, не выполняют своих функций знаков почтовой оплаты.

Многие подобные серии сопровождаются еще издаваемыми малыми тиражами авиапочтовыми марками, блоками, беззубцовыми выпусками тех же серий и блоков, различными памятными надпечатками. Часть из них печатается на золотой и серебряной фольге. Издаются марки причудливых форм, долгоиграющие (в виде маленьких грампластинок), марки с запахом роз, объемные и т.д. Все лишь с одной целью: получить деньги от филателистов.

Филателистические организации считают такие выпуски нежелательными, спекулятивными эмиссиями и стараются поставить заслон на пути их распространения. Единственным средством борьбы с такими "марками" является бойкот. Международная федерация филателии (ФИП) еще в 1962 г. на своем конгрессе в Праге сформулировала основные критерии для определения нежелательных и спекулятивных эмиссий и призвала всех филателистов бойкотировать их. В дальнейшем эти критерии уточнялись и совершенствовались. Сейчас действует правило, по которому подобные выпуски не принимаются к экспонированию на выставках.

Все это, наряду с широкой и целенаправленной кампанией в филателистической печати, уже дало хорошие результаты. В подавляющем большинстве филателисты отвернулись от этих картинок. К сожалению, часть "начинающих филателистов, особенно юных, засорила свои коллекции подобными выпусками. Что же, на ошибках учатся.

С такими марками случалось немало забавных историй и курьезов. Для того чтобы завершить рассказ об этих незваных гостях филателии, приведем лишь два случая. Как знают читатели, чтобы заработать побольше, филателистические агентства выпускают "для" некоторых малых стран марки на фольге из чистого золота. Такие марки были изданы и от имени Экваториальной Гвинеи. Нашелся делец, решивший почистить карманы филателистов и на этом. Им оказался 67-летний мошенник Драгомир Проданов, известный старым филателистам своими проделками еще в 50-х гг., когда в Испании (?!) издавал и продавал марки "Царства Болгарии", "забыв", что еще 9 сентября 1944 г. в Болгарии победило народное восстание, а 15 сентября 1946 г. страна была провозглашена Народной Республикой.

Не сумев как следует заработать на "Царстве", Проданов перебрался в Швейцарию, открыл типографию и стал печатать марки. Среди других напечатал и марки Экваториальной Гвинеи, но вместо золотой фольги применил обычную бумагу с "золотой" краской. Ему удалось продать партию этих "марок" одному швейцарскому журналу за несколько десятков тысяч франков. Журнал в 1973 г. отмечал свое 75-летие и предназначал марки в качестве премий победителям юбилейного конкурса-викторины. Грубую подделку обнаружили даже начинающие филателисты. Проданов угодил за решетку.

Насколько широк поток нежелательных, спекулятивных выпусков, можно судить по многим случаям, когда власти страны, от имени которой печатались марки, даже не знали, какие марки напечатаны. Так, в начале 70-х гг. Республика Чад заказала нескольким агентствам в Ливане, Бельгии и Франции серии марок, чтобы пополнить свой бюджет. Однако, выполнив заказ, агентства продолжали печатать "чадские" марки уже без ведома властей республики. Было напечатано около 40 "новых" серий, многие из них с беззубцовыми вариантами, на золотой фольге, с различными надпечатками и т.д. Дело дошло до того, что правительство Республики Чад опубликовало специальное заявление с перечнем нескольких сотен марок, которым оно отказывает в "гражданстве" и не может признать "своими". Истории, подобные последней, известны и с марками шейханатов и эмиратов Персидского залива, которые продолжали выходить и после объединения эмиратов, и с марками некоторых других стран.

Властители несуществующих королевств

Все эти спекулятивные выпуски хотя бы названиями связаны с определенными государствами. Но история филателии знает ряд случаев, когда дельцы выпускали "марки" от имени никогда не существовавших, выдуманных государств или для выпуска марок пытались "создавать" "свои" крошечные государства. Такие марки в филателии называют марками-призраками или фантастическими выпусками.

Не будем подробно останавливаться на широко известном случае с марками "Королевства Седанг", которые еще в 70-х гг. прошлого века выпустил в Париже авантюрист Мари Давид де Майрена, выдававший себя за короля Марио I, будто бы правившего мифическим королевством где-то в Юго-Восточной Азии. Расскажем о другом менее известном "Княжестве Тринидад".

Мало кому известно, что кроме о-ва Тринидад, находящегося в Карибском море и ныне входящего в Республику Тринидад и Тобаго, есть еще и другой о-в Тринидад - скала в Атлантическом океане, примерно в 700 милях к северо-востоку от Рио-де-Жанейро. Во время шторма у этого необитаемого островка нашел пристанище корабль, одним из пассажиров которого был французский журналист Джеймс Харден-Хики. Этот неутомимый искатель приключений и легких доходов решил превратить остров в "княжество" и провозгласил себя принцем Тринидада Джеймсом I. В 1893 г. он отправился в Нью-Йорк, открыл там посольство своего "княжества" и отпечатал большим тиражом серию из 7 марок. Однако вернуться в свои владения ему не пришлось. Пока он налаживал торговлю марками нового "княжества", Великобритания превратила островок в свою телеграфную станцию. Расстроенный Джеймс I покончил с собой, а марки как курьез хранятся в альбомах филателистов.

"Республика молуккских островов"

Молуккские острова не выдуманы, они есть на любой географической карте, но "Республика Молуккских островов" - плод фантазии ловких дельцов. Молуккские острова - составная часть Республики Индонезия, богатая нефтью, каменным углем, золотом, оловом. В 1950 г. несколько предателей, изгнанных из Индонезии, провозгласили себя в Лондоне "Правительством республики Молуккских островов". Самозванцев поддерживали некоторые американские монополии и спецслужба США, надеявшиеся отторгнуть эти богатые острова от Индонезии и установить там марионеточный режим. Эти планы разбились о твердую позицию правительства Индонезии, решительно отстаивавшего единство страны.

Однако от имени несостоявшейся республики американская филателистическая фирма Столов в 1951 г. заказала австрийской государственной типографии в Вене несколько серий марок. Для нравов буржуазного бизнеса это характерно. Государственная типография, печатающая марки и деньги для Австрии, принимает заказ от какого-то дельца на печатание марок (кстати, и денежных купюр) для несуществующего государства. Многомиллионными тиражами были напечатаны большие многоцветные серии марок с изображениями экзотических рыб, птиц, животных, растений и т.д. с надписью "Maluku Selatan" (рис. 66). Более 30 лет эти яркие бумажки филателистические торговцы в разных странах пытаются продавать неопытным филателистам.

Рис. 66
Рис. 66

Мифический нагаленд

Через 18 лет после аферы с марками Молуккских островов, в 1969 г., филателистические дельцы провели подобную операцию с марками Нагаленда, пытаясь одурачить наивных филателистов. Никакого государства Нагаленд не было и нет. Есть небольшой индийский штат Нага, населенный племенами нага, насчитывающими около 600 тыс. человек, бывшая часть штата Ассам на северо-востоке Индии у границ с КНР и Бирмой. Часть племен находится на уровне первобытного строя. Нага не имеют не то что своей почты, но и письменности. Государственным языком здесь до сих пор служит английский. Вот почему даже в придуманном филателистическими дельцами названии несуществующего государства оказалось несвойственное азиатским странам окончание "ленд". Все это не помешало филателистическим дельцам выпускать все новые и новые фантастические "марки Нагаленда" (рис. 67).

Рис. 67
Рис. 67

Паффины Мартина Хармана

История филателистического бизнеса знает случаи, когда для выпуска марок не приходилось выдумывать несуществующее государство, его можно было купить за наличные.

В Бристольском заливе, в 20 км к югу от Англии, есть крохотный островок Ланди, площадь которого не превышает 8 км2. В средние века островок был владением феодала Ланди, род которого постепенно угас и хозяйство пришло в запустение. Скудная земля острова никого не интересовала; к 1925 г. его населяло всего 12 человек. Казне он доходов не приносил, и правительство Великобритании согласилось продать островок лондонскому банкиру Мартину Харману за 25 тыс. фунтов стерлингов.

Харман построил на островке роскошный отель с круглосуточно работающим рестораном, открыл несколько магазинов, благоустроил пляжи. В купальный сезон сюда приезжали многочисленные туристы. Однако Харман стремился еще больше увеличить свои доходы. Он стал выпускать собственные почтовые марки. Эти частные марки имели хождение лишь на острове. Письмо, оплаченное такими марками, можно было послать из отеля в магазин. Чтобы отправить письмо в Англию или на материк, нужно было наклеить марки Великобритании, но служащие открытой Харманом почтовой конторы требовали, чтобы на обороте конверта отправитель наклеивал и марки Ланди как оплату за доставку письма до государственного почтового отделения на шотландском берегу залива.

Харман для выпускаемых марок и монет ввел даже свою денежную единицу паффин по имени зобатой птицы с широким клювом, обитающей в Северной Атлантике. Паффин по стоимости приравнивался к пенсу, 12 паффинов составляли 1 шиллинг, но Харман упорно не хотел применять это название: на марках и монетах указывалось "12 паффинов". Правда, через год после выпуска монет, в 1930 г., Харман был оштрафован, чеканку монет пришлось прекратить, но марки (рис. 68) продолжали выходить до 1954 г. В 1955 г. Харман, еще раз доказавший, что в мире бизнеса для наживы все средства хороши, тихо скончался.

Рис. 68
Рис. 68

Остров Зиаланд

Не ищите этот остров на картах - его там нет. Это одно из безымянных железобетонных платформ, построенных в годы второй мировой войны в нескольких километрах от восточного побережья Англии. На таких платформах устанавливались зенитные батареи для защиты побережья от налетов фашистской авиации. В круглых опорах платформ находились жилые помещения для зенитчиков, небольшие электростанции, склады боеприпасов, а на платформах размещались орудийные установки и приборы. После войны вооружение с платформ было снято и они были заброшены. Правовое положение этих искусственных островков остается неясным, скорее всего, они приравниваются к стоящему на якоре оставленному кораблю.

Одной из таких платформ, расположенной в 7 км от берега, завладел некий Рой Бате в начале 70-х гг. Он провозгласил ее княжеством "Морской земли" ("Principality of Sealand"), а себя он провозгласил князем Роем I, жену - княгиней Иоанной I. На платформе новоявленный князь придумал свою валюту "зеаландский доллар", приравняв его к американскому, и, конечно, начал выпускать "почтовые марки". Не беда, что они не имеют никакого правового статуса, что не признаны Всемирным почтовым союзом. Через бельгийскую почту Батсу удалось отправить несколько десятков писем филателистическим журналам, и это он счел достаточным, чтобы через филателистические агентства и фирмы в Бельгии, Люксембурге и в ряде других стран предлагать неопытным филателистам "марки Зеаланда". Некоторые журналы писали, что Рой I никогда и не ступал на бетон своего "княжества", а всю операцию с марками проделал в Брюсселе.

Остров роз

За несколько лет до аферы "Зеаланд" подобная попытка была предпринята группой дельцов у Адриатического побережья Италии. Возможно, она и явилась вдохновляющим примером для Роя Батса. В 1964-1968 гг. итальянский инженер Джорджио Розо в 12 км от итальянского берега на девяти мощных пилонах, упирающихся в морское дно, построил платформу площадью 400 м2 для испытания новых методов строительства в открытом море. Однако по некоторым соображениям, в первую очередь финансовым, дело приняло другой оборот. Платформу приобрела анонимная фирма, которая, по всей вероятности, намеревалась оборудовать на ней нелегальную радиостанцию и получать доходы от коммерческой радиорекламы, ресторана, ночного клуба и, конечно, от своих "почтовых марок", которые должны были создать финансовый фундамент всего предприятия.

24 июня 1968 г. платформа была торжественно провозглашена независимым островом. В честь своего создателя она была названа Розовым островом. Чтобы привлечь не только филателистов, но и эсперантистов, официальным языком был провозглашен эсперанто, на котором название острова звучало "Libera territorio de insulo de la Rozoj" ("Свободная территория острова Роз"). Был торжественно поднят новый государственный флаг с изображением герба, состоящего из розы и трех зеленых эсперантистских звезд. Участникам церемонии раздавались "марки" с изображением острова и номинала 30 миле (установленная на острове новая валюта 1 мило делилась на 100 миле). Но торжество было омрачено прибытием катера с двумя карабинерами и двумя финансовыми инспекторами. Прибывшие спустили "государственный флаг" острова и вывезли участников торжества на материк. Правительство оставило их бурные протесты без внимания. Нескольких зарядов взрывчатки хватило для того, чтобы остров Роз оказался на морском дне. Несостоявшееся правительство разрушенной свободной территории утешилось тем, что стало продавать филателистам указанную марку, но уже с надпечаткой "Итальянская военная оккупация" и еще две марки "номиналом" в 60 и 120 милс с изображением разрушения "Эсперантистской республики острова Роз", как они его теперь назвали.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://filateliya.su/ "Filateliya.su: История почтовой связи. Филателия. Почтовые марки"